2006

Спектакль «Предбанник» И. Вацетиса. Постановка С.Ю. Юрского   Театр им. Моссовета. 

Премьера спектакля — апрель 2006 года, на сцене «Под крышей» Театра имени Моссовета.

«Как в нашей последнее премьере говорится: слишком много карнавала, танцуют все, кроме тех, кому не до танцев. Я из второй категории. Мне не до танцев. А танцуют все — и телевидение, и фестивали, непрерывный праздник, непрерывный смех, все непрерывно, конвейер, конвейер. Он стал для меня физиологически трудно выносимым, как слишком громкая музыка…»

Источник: Сергей ЮРСКИЙ: «Танцуют все. Кроме тех, кому не до танцев» Ольга Кучкина, Комсомольская правда, 07.11.2008


Книга Практические облака.  Издательство Эксмо

 — Ваша книга «Практические облака» вырастает из лучших традиций сатиры. Вы же понимали, когда писали, что такая сатира дивидендов не даст? Вы взялись за совершенно неблагодарное дело…

— Насчет дивидендов вы правы. Но почему дело неблагодарное? Я конечно, не могу сказать, как Хлестаков: «Я, признаться, литературой существую…» Я никогда литературой не существовал. Всегда был актером, и это было мое твердое существование, любимая служба и моя материальная основа жизни. Литература никогда не была баловством, но я никогда не рассчитывал на то, чтобы перейти на профессиональное занятие литературой. Но, как ни странно, именно потому, что, как актер, я человек демократический, я обращаюсь к залу по нескольку раз в неделю,и пока еще нахожу в нем некоторый отклик, а когда-то находил громадный отклик. Я невольно, когда писал, обращался к той же, моей аудитории.

Источник


2007

Так получилось, что на интервью с Сергеем Юрским пришлось пробираться через многочисленные кордоны ОМОНа — наша беседа состоялась аккурат в день разгона «Марша несогласных» в центре Москвы. И здесь уже горькую иронию искать не пришлось.

— Сергей Юрьевич, не могу не задать вопрос: как вы относитесь к этой ситуации?

— Я ехал в театр и слышал по радио, как старых людей побили палками на Рождественском бульваре. А завтра все это будет в Питере… И против них, двух тысяч человек, выставляется мощно организованная и профинансированная «Молодая гвардия», где 14 тысяч человек… И если они встретятся и попробуют друг друга убеждать маханием рук, может произойти что-то страшное. Значит, правы те, кто развел их на десяток километров. Они правы. Но город на полувоенном положении. Вот что страшно. Не зря мой герой в «Предбаннике» в финале предупреждает зрителя: «Будет баня. Будет кровавая баня, когда нас будут бить сначала легкими ветками, а потом солеными розгами». (отсюда)


Н. В.Гоголь. Ревизор. Радиоспектакль для Канала «Культура»

— Не знаю, сколько времени потребуется, чтобы «Ревизор» утратил свою злободневность, — говорит артист. — Но я прослушал несколько существующих записей «Ревизора», и мне показалось, что хорошие актеры в меру своего таланта пьесу раздраконивают. Происходит замутнение идеального звучания текста Николая Васильевича. Во имя цельности комедии рискнул сыграть ее в одиночку. Мой городничий, вспоминая Хлестакова, показывает идиотизм своих чиновников. Ведь Антон Антонович, по словам Гоголя, очень даже не глупый человек… 

Источник


Ведущий и один из вспоминающих 12-серийный документальный фильм «1956. Середина века.» Пятый канал. 


МН: Откуда вы черпаете рабочую форму, где находите книги в вавилонском смешении книг, стихов, тьмы авторов?

Юрский: Стихи извлекаю из потока книг, присылаемых мне… Переводную литературу почему-то сейчас меньше читаю. Выделяю опять же почему-то англичан. Джулиана Барнса, написавшего беспощадно ироническую книгу «Англия, Англия» — по поводу того, что была империя, а осталось невесть что.

МН: Нам тоже урок?

Юрский: Ну да, у нас тоже была империя и тоже порушилась. И мы видим попытки сегодняшних ультрапатриотов все время кричать по радио, в газетах, по телевидению, как Проханов: «Я люблю Россию!» Кричать таким голосом, что слово «я» звучит громче всего: «Я люблю Россию! И не сметь никому ее любить! Если окажется, что кто-то еще любит — то это вранье! Будем с теми бороться! Я, Я, Я люблю Россию!» И надо немедленно создать вокруг имперское ощущение нашей хорошести! Хорошести! Хорошести! И так до истерики… На этом фоне английская самокритика с традиционной иронией, с горечью, с колоссальной наблюдательностью и при этом с любовью мне очень понравилась.

  Источник


Четвертое измерение. Серия Зебра Е Издательство АСТ 2007

Каждый из нас распят на горизонтальных связях. Закройте глаза, раскиньте руки в стороны. Чувствуете кончиками пальцев? Через небольшой, воздухом наполненный пропуск они – друзья, враги, коллеги, сослуживцы. Любимые, нелюбимые, желанные, надоевшие. Вожделения так быстро оборачиваются обязанностями. Всякий голод и любая жажда переходит в пресыщение. Во всех начинаниях чувствительный нос мгновенно обоняет тлетворный запах конца. Бесконечно скучной становится линия ежедневного делания жизни. Вот оно – безвременье, безвременье, безвременье… Человек делает свою жизнь, готовит ее для себя, а она, жизнь, все никак не начинается. Прелюдия. Предисловие до самой смерти. Содержания нет. И даже при обилии наслаждений и побед голова человека опускается, и он видит только черную дыру Аида, куда безрезультатно стекается его пот и энергия…

Источник


2008

У вас есть что-то, что хотелось бы поставить и сказать этим что-то важное зрителям

— Часто получается, что меня это что-то не очень волнует или я не вижу сотрудников. Я считаю, что сейчас самым важным… Я эту идею подал 15 лет назад, даже больше… Что самым важным было бы сейчас гениально поставить «Натана Мудрого»

— Большой текст. Нужен гениальный режиссер все-таки…

— И гениальные актеры. Потому что режиссурой здесь не возьмешь. Это и я мог бы быть таким режиссером и придумать, как сократить, чтобы это бесконечно не длилось, и как сделать, чтобы смыслы эти в период почти войны религий, почти абсолютизированной ненависти друг к другу, чтобы это прозвучало оттуда, из XVIII века. Было бы здорово. Но нужна команда. То, что было у Бергмана. Актеры, на которых он может абсолютно положиться, которые не просто поймут, пойдут за ним, а еще и сотворят. К сожалению, у меня этого нет.»

Источник


В кинофильме  Полторы комнаты , или Сентиментальное путешествие на Родину. (Режиссер А.Ю.Хржановский). — Aлeкcaндp Ивaнoвич Бродский. 

СЮ: Мы сняли фильм под названием «Полторы комнаты и окрестности». Фильм о Бродском. Снимал Андрей Хржановский. Мы с Алисой Фрейндлих играли родителей Бродского. Собственно, фильм, с точки зрения Бродского, — о них. Снялись мы два с лишним года назад. Картина все доделывается, доделывается. На днях видел Андрея, он говорит: «До сих пор все висит». Мы полностью зависим от женщины, которая не говорит по-русски, которая живет в Америке и которая говорит: «Ну, вот когда покажете фильм, я решу — разрешать или нет». Художественный фильм, в который вбита масса денег, в который вбита любовь к Бродскому многих людей, знакомых его, его товарищей, его пропагандистов, и меня в том числе, — и мы висим в воздухе. Может, да, а может — нет.

И что делать?

— Это — один из тупиков, в которые залезло человечество: так защищать права, что изымают из употребления то, что составляет всенародное, всемирное достояние. Отдайте! Отдайте это людям! Нет. И теперь уже, как у Гоголя сказано, все в руках секретарей.

Источник

РГ: Тонино Гуэрра, представляя в Петербурге фильм, сравнил его с «Амаркордом» Феллини, с такой «набоковской» ностальгией по детству. Вы сами ее испытываете?

Юрский: Я живу без острой ностальгии. Потому что умиляться в этом прошлом нечему. А забывать его категорически нельзя. Там было то, что называется «голодом сердца», — жажда познать то многое, чего мы не знаем и чего мы еще достигнем.

Да, у Бродского было такое детство, в котором он ходил за руку с отцом, отец был в нем, он был в отце. А оказалось, что это чужие люди — в смысле того, что составляло главное для Бродского. Стихи его родителям непонятны, его жизнь им была непонятна. Они просто любили Йоську. И он их любил. Но знал прекрасно, что все, что он делал — для других, но не для самых близких ему людей. Это была большая драма. И вообще вся картина Хржановского — это роскошный фон для простой истории, как у двух людей, хороших, благородных, трудно живущих, родился мальчик, который как бы не их…

Источник


В кинофильме  Отцы и дети  (Режиссер Авдотья Смирнова) — отец Базарова.


— Твои взаимоотношения с действительностью каковы? Ну как мы соотносимся с действительностью: принимаем или не принимаем, нервничаем, раздражаемся, выступаем или молчим и не замечаем. Ты помудрел в этом плане? Или это не мудростью называется, а как-то по-другому…

— Я был активистом. По молодости убежденным комсомольцем, потом перестал им быть. Я никогда не вступал в партию, упирался, не шел. Я не был диссидентом, но я был общественным деятелем. Я возглавлял всякие там секции. Было время такое. А потом это прошло. Не просто прошло, а мне показалось, что это скорее тщеславие, скорее выгода, чем тот результат, к какому якобы стремишься.

— И ты честно себе это сказал?

— Честно себе это сказал. Да я и не особенно говорил. Просто стало скучно. Как мне скучны все фестивали, все премии. Стало просто невыносимо.

— Почему?

— Не знаю. Мне кажется, это ужасная трата времени и обман. Главное — обман. Маски….Эти приросшие маски я вижу в череде фестивалей, того, сего…Как в нашей последнее премьере говорится: слишком много карнавала, танцуют все, кроме тех, кому не до танцев. Я из второй категории. Мне не до танцев. А танцуют все — и телевидение, и фестивали, непрерывный праздник, непрерывный смех, все непрерывно, конвейер, конвейер. Он стал для меня физиологически трудно выносимым, как слишком громкая музыка…

Источник


2009  

VII Актерская премия Кумир. На пароходе «Ласточка», плывущем по Москва-реке, Лев Додин вручает Сергею Юрскому премию в номинации «За высокое служение искусству».


Телевизионный спектакль По поводу Лысой певицы…

Снят в 2007, показан в 2009. По Эжену Ионеско, сценарий и постановка С. Ю. Юрского. Он же играет роль Пожарного.  — Канал «Культура»

– В последние двадцать лет вы фактически все время обращаетесь к абсурду. Началось с Гоголя – «Игроки XXI»…

– И потом, все, что я делал: и Ионеско, и Вацетис, и мои собственные работы в фильме «Случай с доктором Лекриным», и телевизионный спектакль «По поводу лысой певицы»… Абсурд для меня кажется единственно возможной связкой между поколениями.

Источник


Книга Всё включено. Издательство «Прозаик»


О своем приближающемся 75-летнем юбилее актер Сергей Юрский говорить отказывается. По его словам, он готовится сейчас вовсе не к этой дате, а к необычному фестивалю – «Свидание с Петербургом». На сценах Малого драматического и Большого драматического театров Северной столицы пройдут четыре спектакля с участием Юрского 

– Сергей Юрьевич, я нашел ваше интервью 1993 года, когда «Стулья» впервые были поставлены. Вы говорили, что привлекает вас в пьесе философия, поэзия и вместе с тем это произведение очень плотское. Так почему вы возобновили спектакль?

– Недавно я снова подумал о пьесе Ионеско, и мне показалось, что это, может быть, самый важный для меня текст в жизни. Это текст, который про каждого мужчину, про каждую женщину. В нем насмешка над человеческими претензиями, самомнением (это плохие качества), а также надеждами, свершениями (это уже хорошие качества, но и над ними насмешка). Однако это не дьявольская насмешка, а насмешка любящего существа, которое имеет все те же проблемы, ошибки и чаяния. Я влюблен в эту пьесу, однако финальную мизансцену изменил кардинально. У Ионеско Старик и Старуха прыгают из окон в мутную жижу болота. У меня они поднимаются вместе по бесконечной лестнице вверх. Старик в пьесе надеется на Оратора, который объяснит собравшимся всё, что не мог объяснить сам. Но Оратор оказывается глухонемой. Это жесткая насмешка. Но ведь и в жизни так: то, что ты сам не сказал, за тебя никто не скажет. 

– Не кажется ли вам, что жанр абсурда на российской сцене несправедливо отодвинут на дальний план?

– Разумеется, потому что абсурд абсолютно откровенен. А откровенность – это нарушение ритуала. Это как функция шута при короле или скомороха при царе. Шут говорит вроде бы глупость, но эта глупость тайным образом задевает повелителя. И потому такая функция всегда опасна.  ….

– Недавно вы восстановили и еще один спектакль – «Ужин у товарища Сталина»…

– С той же целью. Изменилось время. И я хотел к этому времени примерить то, что мне казалось важным несколько лет назад. Особенно это актуально сейчас, когда за последние два-три года образ Сталина вдруг снова укоренился в сознании людей.

– Как вы считаете, почему Сталин периодически «воскресает» и мы видим его заступников?

– Потому что он сейчас козел отпущения. Все свои грехи можно списать на него. А козел отпущения – это ведь священное животное. И Сталина делают священным. Он отражает ужасные чаяния, которые в народе существуют генетически и пробуждены. Они странным образом связаны с христианством, поскольку христианство стоит на том, что Бог – создатель, творец. А Сталин старался создать рукотворного Бога, которому можно пожать руку. Но согласитесь, что такой Бог – все-таки Антихрист. Это сложные связи, но они невероятно прочны и они мощно проявляются из веков. И вот он оказался самым срифмованным с вековыми чаяниями Антихристом.

Источник


2010

Театральные монологи.

Юбилейный спектакль на сцене театра Моссовета в 2010 году
М.Булгаков. Глава из романа «Мольер»
А.Островский. Лес (Счастливцев и Несчастливцев)
И.Бергман. После репетиции

– Вы всегда точно угадывали время – что происходит сейчас?

– В самых общих чертах – пробуждение после недолгого и тяжелого сна на краю пропасти, не очень глубокой, но нам хватит.

– Оно связано с кризисом?

– Кризис – внешнее обстоятельство. Нет, это новое состояние связано с тем, что начали сниться кошмары, что нельзя спать слишком долго, что мир вокруг меняется тоже… Пробудившийся дезориентирован и плохо себя чувствует. Многие навыки утрачены. Надо заново учиться ходить, читать, смотреть по сторонам. Некоторые реакции совсем детские. Но у больного несколько нарывов, тупиковых ситуаций, которые пухнут, и потому главное слово, которым я определил бы эпоху, – набухание.

– А как-нибудь тихо выпустить гной…

– Вот это главный вопрос. Боюсь, что, во-первых, нарывы слишком многочисленны, а во-вторых, время упущено. До какого-то времени вопрос был – вскроется или взорвется? Сейчас больше шансов, что взорвется.

– На семидесятые похоже?

– Только по общему вектору: все всё понимают, но изменить не могут или не хотят. Может быть, тогда в самом деле было подспудное понимание, что если хоть что-то изменить – рухнет конструкция в целом, а в новой может не остаться места никому из присутствующих. Так ненавидят среду, вне которой тем не менее не могут существовать. Система рухнула, когда риски ее сохранения оказались больше рисков перемен, когда спиваться и вешаться стали не меньше, чем впоследствии гибнуть в перестрелках. Сейчас это состояние еще не пришло, хотя общее отвращение к себе нарастает. Это эмоция благотворная, думаю я.

Ситуация с Ходорковским и Лебедевым – один из главных нарывов, но многие до сих пор не понимают, что происходит. Мешают его богатство, его прошлое, ложь, навороченная вокруг него. Но парадокс ситуации в том, что больше такому персонажу – который отказался бы все это терпеть и начал прозревать – неоткуда было бы взяться. Он все это знал, среди этого жил и первым не захотел дальше играть по этим правилам.

Источник


Спектакль «Полонез, или Вечер абсурда №3» И. Вацетиса. Постановка С.Ю. Юрского.

Театр им. Моссовета.

— Почему спектакль называется «Полонез»? Для вас было важно, что это танец польский, танец, открывающий бал, или что это в принципе танец бальный?

Импульсом возвращения к пьесе, написанной лет 7-8 назад, стала взятая с полки для вечернего чтения книжка маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Он рассказывает о полонезе как важнейшем ритуале, во время которого происходят все разговоры, обмен новостями, сплетнями, колкостями не только в паре, но и через плечо соседей. Полонез — как метафора бесконечности движения, традиция, которая лишилась всех смыслов, но за которую все держатся.

Сейчас так мощны силы, вышедшие из прямого подчинения людей даже самых властных, эти силы и породивших, что предугадать что-либо трудно. Надо ждать. Остается идти бесконечным полонезом и вставать в общий строй. В строй встали многие, бросив свое сопротивление, и приняли участие в общем движении, которое и есть ожидание. 

Источник


2011 

Сергей Юрский получил премию «НИКА» (2010) «За честь и достоинство». (запись 2011года) Церемонию ведет Ю. Гусман, премию вручает Дмитрий Быков.

"Хочу четверостишие зачесть… 
От имени кинобомонда русского 
Мы награждаем Юрского за честь. 
И это честь - для нас, а не для Юрского"

Сергей Юрский делает ЖЕСТ, о котором давно мечтал, и читает стихотворение о «8 с половиной».


В кинофильме Товарищ Сталин — роль Сталина

— Чем объяснить сегодняшнее почитание Сталина? Вы дважды сыграли его — в спектакле по пьесе Иона Друцэ «Вечерний звон, или Ужин со Сталиным» и в фильме «Товарищ Сталин». Интересно, изменили эти роли ваше отношение к Иосифу Виссарионовичу?

— Я всегда относился к нему со знаком минус. Но в то же время мне хотелось разобраться, откуда этот минус берется, почему он в людях живет. Откуда страх и благоговение? … На каком-то этапе у всех свихнулись мозги, и страна пошла не по тому пути. Люди словно ослепли, смотрят и не видят, вернее — видят только то, что им говорят. В конце фильма есть сцена: молодой парень, чью семью репрессировали, а самого его наняли убить Сталина, не может нажать на курок. После хрущевских разоблачений, когда его жена снимает со стены портрет Сталина, он кричит: «Не смей, не смей! Я его не предам!» Все это от привычки, извечной русской традиции царепочитания, обожествления власти, страха перед ее силой, боязни нового, неверия в себя… 

Источник


2012

С Зачем вы  приходите на акции протеста?

Будучи весьма занятым человеком, я, когда имею возможность, иду посмотреть на происходящее своими глазами. Посмотреть, что за лица. 
Я однажды видел, как проходила демонстрация в защиту 31 статьи Конституции. Это было в темноте и в мокром снегу. Очень тяжкое впечатление. Люди понимали, что идут, чтобы выслушать Немцова, Алексееву и других, идут через ряды ОМОНа, которые сомкнутся. И на моих глазах они сомкнулись. Это был ниппель: воздух проходил в одну сторону и не выходил обратно.
То, что я увидел зимой 2011 года, когда начались демонстрации протеста, — это было совсем другое. Я помню, как сперва проехал на машине и посмотрел на лица, когда был «Белый круг» на Садовом. Толпы не было. Были отдельные люди, которые вместе не создавали толпу. Тогда я  вышел из машины и встал со всеми. И махал рукой машинам, которые проезжали мимо и приветствовали нас. Я снова посмотрел на лица. Эти люди мне понравились. Они были естественны, они не были агрессивны. Я искал тех, кого знал благодаря книгам Прилепина. Я их не нашел. Но я понимал, что они никуда не исчезли, что это просто не их место.
А потом была «Прогулка писателей». Быков позвонил мне и спросил: «Не хотите пройтись?» Я сказал: «Конечно, хоть повидаемся». Никакого Быкова я там не увидел, потому что пришло огромное количество людей. Это был день, я бы сказал, праздничный. Пришли тысячи! 
Потом, когда создали лагерь на Чистых прудах, я пришел туда. И увидел тех же идеалистически настроенных людей. Я обратил внимание на отсутствие пьющих даже пиво, о водке и говорить нечего. Как курящий человек, я обратил внимание на некурящую толпу — тех, кто дымил, были единицы. 

…когда я ходил на «Белый круг», на «Прогулку писателей», в импровизированные лагеря, я думал: «Может быть, интеллигенция возродилась?» Но один мой умный друг сказал: «Это не интеллигенция. Это новое поколение». Лучшего определения я не могу найти. Это именно новое поколение, связанное с появлением интернета и всех новых средств связи, с иным способом общения. А интернет не предполагает вершин. Не принимает их. Поэтому новому времени не нужен харизматический лидер. Рассматривая выборный процесс глав государств в разных странах, видя, как меняется у нас отношение к большим начальникам, я понимаю, что общепланетарный шторм смывает харизматических личностей. Смывает саму необходимость в них. Поэтому, когда наши большие начальники изумляются, что вот еще недавно была крепкая пирамида и вдруг все зашаталось, они просто не понимают, что пришло новое поколение и новое время. Хотя России очень свойственно пирамидальное построение общества с абсолютной вершиной, часто в одном человеке. 

Источник


2013


Май 2013 — премьера спектакля «Полёты с ангелом» З. Сагалова. Постановка С.Ю. Юрского.

Роли: Шагал, Шмерц, Сандрар, Дядя Исроэл, Бадхен, Луначарский. Театр имени М. Н. Ермоловой и «Арт–партнер — XXI»

Я начал ставить спектакли в 1969 году и поставил их не много, потому что всегда играл в своих спектаклях. Это значит, что моя режиссёрская работа не кончалась с премьерой. Набралось сильно за тысячу представлений, и поэтому самих постановок было пятнадцать. В разных театрах. И вот шестнадцатый спектакль – в моём-то возрасте, когда я от многих ролей уже отказываюсь как раз по причине возраста. 
Но пришла пьеса, которая меня не просто привлекла, а я почувствовал то, что я чувствовал всегда, когда делал спектакли. Что эту пьесу должен поставить я, потому что никто другой её так поставить не может, как мне видится. …

«АиФ.ru»: – Ваш новый спектакль – о Марке Шагале. Что для вас Шагал и его картины? 
С. Ю.: – Картины Шагала значат для меня то же, что и для всех. Это художник, достигший высочайших высот в индивидуальном творчестве. Он не принадлежал ни к какой школе. Это одиночка. Причём одиночка, поднявшийся из мира еврейства, где рисование вообще великий грех, который запретен. Поднявшийся из бедности, из голода и оставшийся при этом скромным человеком. 
Он ведь был у нас в гримёрной – в нашей с Олегом Басилашвили, делал роспись на потолке. Мы его видели – он наш современник, прожил 98 лет. 
Шагал – человек, который всегда был вне групп. Наедине со своей судьбой, со своим абсолютным погружением в то, что он считал Божьим даром, который должен использовать полностью. Занимался живописью, графикой, всем тем, что составляет художественное творение. 
Разумеется, в текстах спектакля его картины мелькают. Но мы не его биографы и не исследователи его творчества. Мы – исследователи психологии человека-одиночки в самом богатом на испытания веке – двадцатом. 

«АиФ.ru»: – У вас большая нагрузка – и режиссёрская, и актёрская – девять ролей. Как вы справляетесь? 
С. Ю.: – Это очень сложно. Но эта тяжесть и есть для меня некий творческий барьер, который каждый раз нужно или перепрыгивать, или перелезать. «Полёты с ангелом» – самый сложный спектакль в моей жизни. 

«АиФ.ru»: – Как долго вы работали над постановкой?
С. Ю.: – Я репетирую всегда быстро. Но готовился я два года – делал партитуру пьесы, осваивал её, как сценическую. Изначально пьеса была написана для малой сцены и для двух актёров, скорее, это была читка. Здесь она превращена в действие. Конкретное, конфликтное и достойное большой сцены. На этом мы разошлись с моим Театром Моссовета. Я пытался приладиться к ним, но мы не договорились. И я, проработав в этом театре 35 лет, эту крайне важную для меня и очень трудную работу выпускаю на сцене Театра Ермоловой. Благодаря тому, что нашёлся продюсер, который решился это сделать. 

 Источник


Август 2013 — выступление на благотворительном вечере в Москве, посвященном 45-летней годовщине демонстрации диссидентов на Красной площади https://vimeo.com/399462434; https://vimeo.com/399462355.

Данила Гальперович: В 1968 году тех, кто вышел на Красную площадь с протестом против вторжения в Чехословакию, сразу же арестовали и жестоко наказали. В 2013 году, через 45 лет, такого наказания не было, но тех, кто вышел вспомнить демонстрацию 1968-го на Красную площадь, тоже задержали. В чем тут дело, почему изменения столь невелики?

Сергей Юрский: Я думаю, что проблема не решается нами. Проблема решается какими-то гигантскими силами, возможно, небесными или звездными, и временами не в тридцать или сорок пять лет, а гораздо большими. Потому что страхов, я думаю, стало больше, чем было тогда. Многие тогда вовсе не боялись того, чего сейчас боятся, в новых обстоятельствах. Во всем мире, например, теперь потеря работы, потеря статуса, в котором ты живешь, стала чумой, которая ходит рядом. Страхов больше.

С другой стороны, в чем-то смелости стало больше. Вот это «явление семерых» (речь идет об участниках демонстрации 1968 года на Красной площади – Д.Г.), о котором мы в эти дни вспоминаем – тогда это было, конечно, дело невероятное, и я полагаю, что для многих – судей, тех, кто их арестовывал, бил по головам, – они действительно, не из подхалимажа к власти, а действительно, для этой толпы они были сумасшедшими. Ибо то, что они сделали, это был такой акт преодоления, что от которого – либо отшатнуться, либо восхититься, скорее всего, про себя, реже вслух, либо – вязать!

Д.Г.: В нынешней России, по–вашему, поступок вышедших на площадь в 1968 году воспринимается большим, нежели тогда, количеством людей, как пример для подражания, или соотношение симпатий и антипатий примерно такое же, как тогда?

С.Ю.: Не знаю. Это как сравнивать цены на картошку тогда и теперь. Мне кажется, что людей теперь в принципе гораздо больше, и если говорить про как бы плотность раствора в обществе, что ли, то раствор стал пожиже. И знание, в частности, об этой демонстрации теперь достается легче, но и забывается легче – тогда «Хроника текущих событий», из которой можно было о таких вещах узнать, была опасной драгоценностью, а сейчас, с одной стороны, нажми кнопку – получишь все сведения, а с другой стороны, в памяти может ничего и не остаться.

Источник


Сезон 2014-2015

Ю.: – Я понял, что готов сделать еще один спектакль, в котором я был бы его инициатором, режиссером, исполнителем и повел бы за собой людей. Такой спектакль я сделал. Это «Полеты с ангелом. Марк Шагал». Всем, и прежде всего себе, я твердо пообещал, что я буду играть этот спектакль два года. И сыграю его правильное количество раз, а именно шестьдесят. Поверьте, для сегодняшнего театра это своеобразный рекорд. Скоро эти два года кончаются. Обещание свое я выполнил. Так что у меня есть время подумать над вашим вопросом. В этот сезон я дал несколько серьезных концертов. Все они были аншлаговые. Сейчас я готовлюсь еще к нескольким. А что будет дальше? Наверное, все-таки молчание. Отчаяние ли это? Нет. Отчаявшийся старик – фигура, которая вызывает скорее насмешку, чем жалость. Поэтому что ж тут отчаиваться? Да, ты старик. Но Бог дал тебе прекрасную, длинную, трудную, но счастливую жизнь. Ты на кого-то обижен? Нет. Ты теперь кусаешь локти: эх, надо было тогда… Ничего подобного. Все было правильно. Надо было делать все, как делал. Но ведь было разное. Было много плохого. Да, было. Значит, так было кому-то нужно. Это должно тоже остаться. А что же сейчас? Сейчас пауза. Но пауза уже очень подозрительная, когда тебе восемьдесят лет.

На всех не хватит никогда
Ни славы, ни благополучья,
Но каждый все же в дар получит
Свои прошедшие года.

Источник

Программа из трех концертов в Зале имени Чайковского:

16/11/2014 Жест

  • А.Пушкин. Домик в Коломне
  • Е.Попов Полярная звезда
  • В.Гаршин Лягушка — путешественница
  • Б.Пастернак Давай ронять слова…/Метель /Снег идет/ Единственные дни (На протяжении многих зим…)/ Встреча (Вода рвалась из труб, из луночек…)/Сестра моя жизнь…/Сосны / Гроза, моментальная на век /Я тоже любил, и дыханье…
  • Е.Рейн. Подпись к разорванному портрету./ На подмосковной даче слетает желтый лист./Карантин.
  • И.Бродский. Из школьной антологии. / Одной поэтессе
  • С.Юрский. Пенсионерская застольная
  • А.Пушкин /Парни. К друзьям

01/02/2015 Знакомое-незнакомое

  • М. Булгаков. Мольер. 
  • А.Островский. Лес.
  • И.Бродский. Театральное.
  • С.Юрский. Театральное.
  • И. Бродский. Из школьной антологии. / Зима в Ялте.
  • Р.Бернс. Веселые нищие.

1/3/2015 Петербург

  • Н.Гоголь. Нос.
  • Ф.Достоевский. Крокодил.
  • В. Маяковский. Дешевая распродажа./Последняя петербургская сказка
  • О. Мандельштам. Я вернулся в мой город./Мы с тобой на кухне посидим./ Помоги господь, эту ночь прожить.
  • И. Бродский. Вот я вновь посетил…/Остановка в пустыне.
  • С.Юрский. Троллейбусная прогулка. / отрывок из «Фонтанки»


2016 

«…живу по-прежнему в самостоятельном плавании. Потому что то, что началось в БДТ – создание группы единомышленников внутри театра, который и любишь, и уважаешь, но в котором ищешь и собственный путь, — это продолжилось и здесь…»

Источник: Сергей Юрский в программе «Мастера дубляжа» (2016)

Книга Я-кот.  

Альпина Паблишер. Серия Занимательная зоология

С. Юрский―  Это серия, которая создана Георгием Гупало и зоопарком, в частности Наташей Рубинштейн, моей старинной подругой. Серия, которая… «Я слон», «Я белка». «Я белка» Коренева написала. 

К. Ларина― Да-да-да. 

С. Юрский― Много там моих знакомых и все прочее. Я — кот. 

К. Ларина― Вы сами выбирали животное? 

С. Юрский― Нет, они предложили. Я бы не согласился ни на что, потому что у меня что-то не пишется. Но кот похож. Я-то сфотографирован здесь с котом Соуссом. Он погиб. Но когда он погиб, пришел этот кот. Он нарисован похожим, его зовут Сатик. Вот это написано. 

Источник


2017

Лето 2017 — последний концерт в Нью-Йорке, в Карнеги-Холл


Юрский об аресте Серебренникова, 23 авг 2017 – РИА Новости. 

«Домашний арест для Кирилла, это все равно что взять и стреножить артиста балета – танцуй! Нельзя арестовывать человека, когда он публичен, он все время на глазах. Я считаю, что это мошенничество не имело места, мы же все видели, что у Кирилла нет этих миллионов. Те, кто его арестовывали, хотели вызвать то, что сейчас происходило у Басманного суда», — сказал Юрский РИА Новости.


С. Юрский― … та загипнотизированность указанным сверху мнениям, которая наблюдается сейчас, — я не припомню столь массовой загипнотизированности ни в какие времена 

К. Ларина― Даже в советские? 

С. Юрский― Даже в советские, да. 

Источник


— У меня есть к вам «специальный» вопрос — о литературе и театре, — что для вас сложнее, найти подходящее слово, литературный образ, или его сценическое выражение? И еще. Вы такой разный! Юрский-режиссер и Юрский-драматург — это разные ипостаси?

— Разный, разный… конечно, разный! Но внутри связано! Это Булгаков когда-то написал (он хотя и играл на сцене, но актером не был), он написал коробочку, в которой вдруг зажигается свет, помните? И когда эта коробочка ярко в его мозгу создалась, то фигурки сами начинают двигаться, и он видит подробности: какое время года, какое время дня… А я могу сказать, что вижу скорее не подробности обстановки. Возникает какой-то человек, вот имя ему дано, или обозначение, не важно, но вот этот человек… вот он вошел в определенную ситуацию, вот он здесь находится, и если это ярко, — он начинает разговаривать. Мне остается только записывать. Они разговаривают, говорят своим языком. И потом только я начинаю догадываться, что они прячут. Потому что слова, вообще говоря, прячут мысли.

Источник


…в декабре я начинаю свой 60-й сезон на академической сцене. Это очень большой срок. Я работал в театре, который имел совершенно другого зрителя, и мне повезло, я работал с авторами и с режиссерами очень высокого класса. Но тогда были другие задачи и другие взимоотношения зрителя с театром, театра с жизнью и обществом. Все это переменилось. Но так или иначе свой 60-й сезон я начинаю с мыслями о Вацетисе.
 
Три пьесы Игоря Вацетиса как раз к декабрю приближаются к очень серьезной цифре, которая вдруг оказалась у меня перед глазами. Вацетис, поставленный на сценах «Школы современной пьесы» и Театра имени Моссовета, прошел 365 раз. Это означает, что он шел беспрерывно целый год – каждый день, без выходных и праздников. Оказалось, это автор, которого я играл больше всех остальных авторов, хотя я играл всегда очень много. Грибоедов, Гоголь, Горький, которого продолжаю любить, Шекспир, Мольер, Артур Миллер, Булгаков, затем пришел к абсурду Ионеско, которого я тоже много играл. Но дальше наступил период, когда я понял, что обязан играть пьесы, которые никто никогда не видел. Я решил говорить о современности. Тогда возник Игорь Вацетис и эти три пьесы – «Провокация», «Предбанник» и «Полонез». Каждая из них отражала определенный слой жизни и современности, и две идут до сих пор. «Предбанник» сейчас даже более современен, чем 10 лет назад, когда он был поставлен. Буйная реакция публики, которая началась два года назад, показывает, что время пришло: одно дело, хорошо хлопать, другое – воспринимать удар, на который надо откликнуться.
 
– Это имя тогда для большинства зрителей составляло интригу. Что за Игорь Вацетис? Но сейчас…

– … Сейчас я не особенно скрываю свой псевдоним. И к моему удивлению, в сложный период этого года родилась четвертая пьеса Вацетиса, она называется «Ресепшн» и отражает сегодняшнее состояние – мое и окружающего меня мира. Я думаю, что мне надо заняться новым спектаклем. И до Нового года я должен понять, достаточно ли у меня сил и нахожу ли я единомышленников для дела, которое 25 лет назад началось под названием «АРТель АРТистов», где каждый умеет делать свое дело и полагается, что сосед свое делает не хуже. Есть ли у меня силы и право повести артель еще раз? Вот это я обдумываю – делать, не делать? Ко всему прочему я ведь должен еще играть спектакли и отправляться на гастроли.

 2018

Спектакль «Reception» И. Вацетиса. Постановка С.Ю. Юрского.

Театр им. Моссовета. Премьера состоялась 15 апреля 2018

– Последние несколько лет все обсуждают вашу общественную позицию. Мало кто из артистов высказывается оппозиционно государственной машине.

– Оппозиция – это что-то множественное, я ни в каком политическом движении не состою и никогда не состоял. У меня не оппозиция, а позиция.

– И в чем она заключается?

– В пьесе «Ресепшен», которую я сейчас ставлю в Театре Моссовета. Это трудная работа, да еще и возраст мой, болезни, утомляемость. Спектакль трудный. Я много играл и ставил классику, но вот уже 30 лет ставлю пьесы, которые нигде никогда не шли. Это современность – сегодняшний день. Я всегда занимаюсь абсурдом, на этот раз там, конечно, тоже есть элементы абсурда, но это будет триллер. 

Осознаю степень ответственности: во-первых, это большая сцена, во-вторых, много людей – 10 действующих лиц. Большой актерский коллектив – это все слои актерского общества в ситуации триллера, то есть вздрог, который постигает все общество. В «Ресепшене» я играю главную аккомпанирующую роль, потому что этот человек говорит в третьем акте: «Может, все, что происходит сейчас вокруг меня – это не происходит, все это в моей голове». Это спектакль-катастрофа, но правильное название жанра – триллер. 

– Вы говорили, что болезни затрудняют вашу работу. Как сейчас себя чувствуете? 

– Последнее время не только люди в возрасте, но и молодые много болеют. Вот и у меня был простой в репетициях, стараемся нагонять. Курить бросил, врачи мне сказали: «Или ногу отрежем, или курить бросай!», а курил я много лет, и бывало такое, что по несколько пачек в день. А теперь вот постоянно с таблетками хожу.

– Почему вы решили больше не ставить классику? 

– Мне очень надоело, что театры слишком много занимаются извращением классики. Театр без пьес сегодняшнего дня перестает выполнять свою главную функцию – разговор со зрителем об актуальных переживаниях. Для того чтобы сделать сегодняшней классику, ее начинают переделывать, порой удачно, порой нет, заходя слишком далеко. Ну сколько можно ставить одинаково – это музей, а не театр. 

Источник


19 сентября 2018 года. Речь Сергея Юрского на церемонии вручения государственных наград в области культуры и искусства, которую проводил глава Минкультуры Владимир Мединский.


Другие работы этого периода:

2007 — Королёв — Циолковский. Эпизод, в котором играет С.Ю. —https://vimeo.com/407565119

2008 — Не думай про белых обезьян. (Режиссер Ю.Мамин) — один из Авторов (эпизодhttps://vimeo.com/415698051

2008 — Подарок Сталину  (Режиссер Рустем Абдрашев, сценарий П.Финна по мотивам автобиографических произведений Давида Маркиша) — голос Давида Маркиша.https://vimeo.com/426549051

2008 — Приоткрытая дверь. Леонид Пантелеев. Голос писателя. https://vimeo.com/425284323

2009 — Виктор Шкловский и Роман Якобсон. Жизнь как роман. — Голос Романа Якобсона  https://vimeo.com/411832612

2010 — Естественный отбор — Виктор Коробов, отец Ольги, бизнесмен. Монтаж сцен из сериала, в которых играет Сергей Юрский — https://vimeo.com/411932973

2011 — Фурцева — Борис Пастернак. Монтаж сцен с участием С.Ю. — https://vimeo.com/405833082

2016 — Ян Карский. Праведник мира. Голос Яна Карского. https://vimeo.com/412740686

2018 — Че Гевара. Я жив и жажду крови. Режиссер Александр Черных. Производство компании «Телеформат». Авторский текст читает Сергей Юрский https://vimeo.com/422271771

См также


Вспоминая не только роли:

— Письмо в защиту НТВ (2001)
— обращение в поддержку журналиста Г. Пасько (2002)
— обращение против войны в Чечне (2003)
— призыв к В. Путину принять закон о защите животных (2004)
— письмо протеста против приговора М. Ходорковскому (2005)
— обращение против антигрузинской кампании (2006)
— письмо в защиту лицея в Коралово (2006)
— призыв создать музей Н. Гоголя (2007)
— протест против строительства небоскрёба «Охта-центра» (2007)
— письмо В. Путину в защиту Центрального дома актёра (2007)
— поручительство за «яблочника» М. Резника (2008)
— призыв к Д. Медведеву принять закон о защите животных (2008)
— письмо Д. Медведеву с призывом освободить юриста С. Бахмину (2008)
— письмо Д. Медведеву против стротельства небоскрёба «Охта-Центра» (2009)
— присутствие на судебном процессе по делу М. Ходорковского и П. Лебедева (2010)
— призыв к Ю. Лужкову ввести должность уполномоченного по правам животных (2010)
— обращение против строительства небоскрёба «Охта-Центра» (2010)
— призыв к С. Собянину не принимать «варварский» закон против бездомных животных (2011)
— призыв к Amnesty International признать М. Ходорковского и П. Лебедева узниками совести (2011)
— акция «Большой белый круг» (2012)
— «контрольная прогулка» писателей с белыми лентами (2012)
— «я выбираю протестующих, а не защитников того, что и так хорошо защищено ОМОНом» (2012)
— обращение c призывом освободить участниц группы Pussy Riot (2012)
— поддержка кандидата в мэры Москвы А. Навального (2013)
— письмо против ликвидации больницы 31 с детским онкоотделением в Санкт-Петербурге (2013)
— призыв к выборам директора и созданию Общественного совета Музея кино (2014)
— призыв к партиям «Яблоко» и ПАРНАС объединиться на выборах (2016)
— акция в поддержку режиссёра К. Серебренникова (2017)
— поручительство перед судом за режиссёра К. Серебренникова

Источник: FB Елена Кашкарова: update: 09-02-2019 (09:35)


“Нужно ежедневно чувствовать обязанность жить в новом мире — и думая о том, что ты говоришь, и оценивая то, что ты видишь»»