Нина Аловерт. Юрский: единственный, блистательный, неповторимый — V Novom Svete 24.09.2014

19 сентября в Нью-Йорке состоялся вечер Сергея Юрского «Знакомое — незнакомое». 

Этот вечер нельзя было бы назвать вечером чтеца. Вечер Юрского — это огромный театрализованный мир, населенный русскими поэтами и писателями, и сжатый до двухчасовой программы.

Мольер со своей труппой впервые дает представление в Париже (М. Булгаков), диалог провинциальных актеров Счастливцева и Несчастливцева («Лес» Островского), стихотворение И.Бродского «Театральное», посвященное Юрскому, и стихотворный ответ самого Юрского, написанный уже вослед ушедшему поэту.

Шедевр актерского мастерства мгновенных перевоплощений — исполнение «Веселых нищих» Бернса в переводе С.Маршака. Затаенная печаль в чтении последних строф из «Евгения Онегина» Пушкина — своего рода прощание с залом. Сочетая гамму интонационных нюансов и точность скупого жеста, Юрский создавал на сцене свой театр, в котором каждое следующее явление было непредсказуемо.

Юрский — актер, режиссер, писатель и поэт, создатель театрально-чтецких программ, знакомый и незнакомый, — мощное явление русской культуры, которому нет аналогий. И потому его концерт стал событием нашей жизни в Америке.

А. Н. Островский. «Лес» Диалог Счастливцева и Несчастливцева


Иосиф Бродский. Театральное.


Роберт Бернс. Веселые нищие.


Александр Пушкин. Евгений Онегин. Конец 2ой главы.

….Увы! на жизненных браздах
Мгновенной жатвой поколенья,
По тайной воле провиденья,
Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут…
Так наше ветреное племя
Растет, волнуется, кипит
И к гробу прадедов теснит.
Придет, придет и наше время,
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас!

XXXIX

Покамест упивайтесь ею,
Сей легкой жизнию, друзья!
Ее ничтожность разумею
И мало к ней привязан я;
Для призраков закрыл я вежды;
Но отдаленные надежды
Тревожат сердце иногда:
Без неприметного следа
Мне было б грустно мир оставить.
Живу, пишу не для похвал;
Но я бы, кажется, желал
Печальный жребий свой прославить…