Михаи́л Ви́кторович Дани́лов (29 апреля 1937, Ленинград, СССР — 10 октября 1994, Бостон, США) — советский и российский актёр театра и кино, заслуженный артист РСФСР (1988). В 1965 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Работал в Ленинградском театре драмы имени Пушкина. С 1966 года — актёр ленинградского Большого драматического театра. Творческая биография Михаила Данилова связана с Георгием Товстоноговым и БДТ. На этой сцене он сыграл десятки маленьких ролей, создал «точные стилистические фигуры». Скончался после тяжёлой и продолжительной болезни 10 октября 1994 года в Бостоне. Урна с прахом захоронена в Санкт-Петербурге на Большеохтинском кладбище.

Википедия


1970  – «Избранник судьбы» Бернарда Шоу. Постановка С.Ю. Юрского. 

 Спектакль не принят Г.А. Товстоноговым, сыгран 26 раз  через систему Ленконцерта на разных площадках (в Университете, в Учебном театре,  во Дворце Искусств (ВТО)

В ролях: Наполеон Бонапарт — Сергей Юрский; поручик — Геннадий Окрепилов; Джузеппе, трактирщик — Михаил Данилов; незнакомка — Наталья Тенякова.

Фотографии Нины Аловерт

Эрнст Хемингуэй. Фиеста. Постановка Сергея Юрского.

В 1969 году прогон спектакля был показан Г.А.Товстоногову и не принят им.  

 В 1971 Юрский поставил его  версию на Ленинградском телевидении с несколько измененным составом актеров. Телеспектакль был выпущен в эфир единственный раз, после полуночи и без объявления в программе, и окончательно положен на полку в связи с бегством Михаила Барышникова в 1974 году.

В 1975 последовал запрет Ленинградского обкома на появление Сергея Юрского на радио и телевидении и приказ уничтожить записи его работ. В нарушении приказа пленка была тайком вынесена из студии монтажером Еленой Нисимовой и спрятана в квартире Михаила Данилова.

Один из адресов, по которым «Фиесту» можно посмотреть в сети https://youtu.be/D9F8VC2qrhE

Фотографии Нины Аловерт со съемочной площадки «Фиесты» на Ленинградском телевидении в 1971.

«Мольер» по пьесе М. Булгакова «Кабала святош». Постановка Сергея Юрского.

Большой Драматический театр. 1973. Мольер — Сергей Юрский. Лагранж — Михаил Данилов.

Фотографии Нины Аловерт

«Младенцы в джунглях»

Телевизионный спектакль по рассказам О.Генри. Постановка Сергея Юрского. Это была последняя работа Сергея Юрского перед запретом на работу на радио и телевидении. Запись уничтожена.

Сергей Юрский, Михаил Данилов и Геннадий Богачев на съемочной площадке. Фото Нины Аловерт.


1977 Сергей Юрский. Из главы «Однажды» в книге «Кто держит паузу»

Михаил Данилов — актер нашего театра. Начинал в университетской самодеятельности, учился на астрономическом отделении матмеха. Данилов очень хороший актер. Назову его лучшие, на мой взгляд, работы: Калошин в «Провинциальных анекдотах» Вампилова, Лагранж в «Мольере» Булгакова, Митрофан в «Трех мешках сорной пшеницы» Тендрякова, на телевидении — начальник почты в «До востребования» Полякова, Монтойа в «Фиесте» Эрнеста Хемингуэя, в кино — 129 доктор Супругов в фильме «На всю оставшуюся жизнь».

При всей своей человеческой скромности Данилов никогда не бывает просто исполнителем, он всегда соавтор. Я ни одну свою режиссерскую работу не делал без его участия и без его помощи. Трудно переоценить его значение для нашего театра, и мне хочется рассказать об этом, потому что со стороны, может, и не заметно.

Я бы назвал Данилова эталоном вкуса. Тут не только образованность, разносторонние знания, многочисленные умения. Он художник и знаток изобразительного искусства, особенно графики. Знаток и коллекционер музыкальных записей. Фотограф-художник высокопрофессионального уровня. Великолепный трубочный мастер. Но не только это. В Данилове природное чувство меры. Во всех его проявлениях. Он способен ощутить и выразить одной деталью стиль — способен и как актер; и как советчик, и как критик, и как мастер-прикладник.

В «Мольере» он сочинил и своими руками изготовил «королевскую посуду». Из какого бокала пил Людовик XIV? Можно пригласить консультанта, изучить эпоху, сделать копию, и она будет выглядеть неубедительно (так в театре бывает часто). Можно попросить Данилова. Он включит неведомые другим двигатели своей фантазии, ощутит стиль и из кусков каких-то старых кубков, чайников соорудит такой бокал, что все зрители поймут: только из него мог пить «король-солнце». И так во всем. Многие наши спектакли обязаны своим интересным музыкальным оформлением коллекции и вкусу Михаила Данилова. И не только в нашем театре. Режиссеры, художники, композиторы ценят его мнение. В программки он попадает только как актер (лишь однажды он был официальным художником спектакля — в «Провинциальных анекдотах»), но смысл его деятельности гораздо шире. Не им определяется, но не без его влияния устанавливается культурный уровень ленинградской театральной жизни. Не знающим Данилова это может показаться преувеличением. Возможно, следовало бы говорить: не Данилов влияет, а такие, как Данилов, влияют. Наверное, это было бы скромнее и даже справедливее. Но мне хочется подчеркнуть прежде всего индивидуальные черты, а не принадлежность к группе.

Вот автограф Данилова: большое «Да», в него вмонтировано маленькое «м» завиток «Да» кончается собачьей мордой. Мы гордимся его подписью на нашем потолке. Справа — Шагал, левее — Юрий Любимов, чуть выше — грузинский писатель Нодар Думбадзе. Здесь он равный среди равных, не важно — знаменитых или незнаменитых. Здесь все равные — здесь все артисты.


Сергей Юрский. Из главы «Западный экспресс» в книге «Игра в жизнь»

Скорость поезда сильно возросла. А шума меньше. Другие рельсы, другие стыки (или их нет, этих стыков?). Всё другое. Впереди последний пограничный пункт — Базель.

Ах, Мишка, Мишка! Мишка Данилов! Это он придумал среди сотен своих шуточек дурацкую надпись на пивном ларьке:

ВРЕМЕННО ЗАКРЫТО
УШЛА НА БАЗЕЛЬ

Мой замечательный друг, истинный артист на сцене и на экране. И в жизни — художник, человек от Бога. Мишка Данилов! Теперь тебя нет. Ты умер от мучительной болезни там, далеко, в Бостоне. Там сожгли твое тело в хорошо и чисто организованном крематории, а потом прах твой похоронили в Ленинграде, который уже перестал быть Ленинградом, но принял ново–старое и странно звучащее название: Санкт–Петербург. Хоронили твой прах осенним днем под мелким дождем при большом скоплении актеров. Прощай, Миша. Так будет через несколько лет.

А пока ты жив и мы просто давно не видались. Ты в Ленинграде, я в Москве. Но я уверен: ты будешь играть в моем фильме о человеке, едущем в поезде через всю Европу, но душой и телом остающемся при этом там, в России. Ты всегда участвовал во всех моих затеях, для тебя в них всегда была роль. Но, кроме этого, в общении с тобой я всегда черпал силы, когда уходила уверенность, к тебе я обращался, когда не знал, где искать правду.

Мишка, я думаю о тебе, выбираю тебе роль в этом сценарии… или сам ее выбери. Я думаю о тебе под мягкий перестук колес по немецким рельсам, приближаясь к Базелю. Я вспоминаю твою дурацкую и такую понятную мне игру словами и буквами — как ты город Наро–Фоминск называл Нейро–Фоминск, и эту надпись на пивном ларьке:

ВРЕМЕННО ЗАКРЫТО
УШЛА НА БАЗЕЛЬ

Вот и я “иду на Базель”. Через два часа швейцарская граница…


В программе Олега Басилашвили «С потолка. Михаил Данилов.» https://youtu.be/NaOtjIAiPQg


На полях страницы: фотозагадка для старых питерских театралов.