2 мая 2004. Виктор Шендерович. Все свободны.В студии — Сергей Юрский. — Радио Свобода.

На этой странице:

  • СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ или О пользе паузы, -https://newtimes.ru/articles/detail/176879/
  • Юрский, Володин и акустика свободы. Петербургский Театральный журнал, №1, 2019
  • Выступление на вечере памяти Сергея Юрского в Тель-Авиве 8 марта 2020


СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ или О пользе паузы 08.02.2019 https://newtimes.ru/articles/detail/176879/

Этот текст был написан три года назад. Пусть он так и останется — в настоящем времени…

О смерти Ленского я узнал от Юрского.

Дело было в начале семидесятых годов прошлого века. Родители привели меня в забитый битком зал им. Чайковского, и это был счастливейший день.

Юрский читал шестую главу «Онегина»…

Я мало что понял, но мне понравилось. Когда я учился в шестом классе, мне, надо сказать, нравилось почти все: дедушка Ленин, писатель Грин, актер Лановой в фильме «Офицеры»… Я был довольно нетребовательный мальчик.

Потом все это пошло помаленьку отваливаться. Последней, в начале восьмидесятых, как жабры в процессе эволюции, заросла любовь к дедушке Ленину.

Сегодня из музейного ассортимента тех лет мне не нужно почти ничего, кроме этого красиво стареющего артиста со странной дикцией — и пушкинского романа в стихах, шестой главой которого он заинтриговал меня за пару лет до того, как я прочитал первые пять…

И роман, и артист нравятся мне сегодня гораздо больше, чем тогда.

Чем взрослее я становился, тем удивительнее казались мне простые пушкинские строки, и тем значительнее и отдельнее выглядели фигура Юрского и его способ жизни.

Это, конечно, не только его заслуга – с некоторых пор фон начал проседать так стремительно, что кажется: чтобы стать выдающимся, можно ничего не делать вообще, — просто стоять прямо и оставаться собой.

Какая простая вещь: оставаться собой! Держать паузу – и планку. Не суетиться. Успевать думать, а не сучить лапками. Рисковать успехом, а не репутацией.

Драматический артист с клоунской родословной, эксцентрик и лирик, Сергей Юрьевич Юрский много лет, без видимых усилий, держит баланс на этой смертельной проволоке. Эта легкость – примета высшего класса: пускай потеют двоечники!

Как он смещает ударную долю, открывая смысловую перспективу, какими простыми средствами добивается абсолютной тишины или гомерического смеха… Как выбирает точки приложения усилий…

Шахматисты сформулировали: «молодых — в эндшпиль». Эта формула годится не только для шахмат. Все великие комбинаторы по-настоящему проверяются именно там, в конце, когда на доске уже пустовато, времени немного и все решает не форсированный блеск, а глубина понимания.  В простых позициях – на длинной дистанции — в конечном счете, выигрывает тот, кто сохраняет достоинство.

«Самостоянье человека – залог величия его», — как написал, практически про Юрского, Александр Сергеевич Пушкин.


Юрский, Володин и акустика свободы. Петербургский Театральный журнал, №1, 2019

К сороковому дню со дня кончины Сергея Юрского

Кончина Сергея Юрского практически совпала со столетним юбилеем Александра Володина. Конечно, здесь нет буквальной связи, но если говорить о том, что объединяло этих совершенно разных людей, то: они оба были шестидесятники. Их талант расцвел благодаря свободе!

Это и был, если угодно, их общий знаменатель — при всей поколенческой разнице: один родился в 1919-м, другой — в 1935-м, — они начали в одно время. Пьесы Володина начали ставить в 1956 году, Юрский пришел в БДТ в 1957-м.

И пусть свобода оказалась неполной, пусть она обманула, драматически оборвавшись, но именно свобода — свобода от сталинского смертного ужаса в первую очередь — оказалась для поколений Володина и Юрского определяющей.

БДТ и Володин, «Современник», Таганка, Трифонов, Окуджава — все они дети ХХ съезда. Плотность талантов того времени как раз и подтверждает очевидную связь таланта и политической свободы. Те же самые люди в закупоренном мире раскрылись бы по-другому — или не раскрылись бы вообще.

Юрский, скажем, был студентом юрфака, так называемый «бериевский набор». Я не сомневаюсь, что он был бы честным юристом — до тех пор пока можно было быть честным юристом. Дальше пришлось бы выбирать — либо идти путем Юрия Шмидта и становиться диссидентом и правозащитником, либо уходить из профессии. А актерской реализации у Юрского просто не могло быть: представить, что он Софронова и Гусева исполняет, трудновато.

Что было бы с Володиным, если бы не ХХ съезд, учитывая володинское неумение (не то что нежелание — неумение) писать неправду? Да просто спился бы или сгинул в маргиналах.

Сегодня надо выбирать между свободой и социальной карьерой. Да, есть Youtube и полная свобода эстетики, гуляй не хочу, но все это обочина процесса: азиатское устройство власти довлеет над обществом, и время гниет, а не движется. Идет ОТ свободы, а не к ней.

Юрский говорил, незадолго до смерти, о силе исторической тяги. Его поколение, как и (парадоксально) поколение отцов, — были поколениями очень сильной тяги, сильной веры. Драматизм был в разрыве между верой и реальностью, именно этот драматизм и породил феномен Володина и вообще шестидесятничество, сильную литературу и театр! Дул ветер истории — и хотелось расправить крылья. Время давало подъемную силу, человека вели сильные социальные эмоции…

Это же случилось со страной спустя тридцать лет. У меня, и, думаю, не только у меня, в 1990-е было ощущение общей аудитории. Я слышал смех страны. Было ощущение хорошей акустики. Это очень важно — что миллионы людей думают так, как ты!

Это то, что сделало Юрского — Юрским. Его Чацкий в «Горе от ума» обращался к залу БДТ: «Служить бы рад, прислуживаться тошно!» Мол, вы-то понимаете! Этим, которые рядом со мной на сцене, фамусовым-молчалиным, не объяснишь, но вы-то понимаете… И была ого-го какая акустика!

Сегодня страна раздроблена и разорвана ужасно. Во времена молодости Володина и Юрского было требование обновления — сейчас и обновляться нечему. Идеологии нет вообще. Воровская ухмылка стала интонацией власти, вполне принятой народом, и за неимением общественного сюжета каждый по мере сил просто проживает свой. Люди если и объединяются, то в маленькие очаги нравственного, по преимуществу, сопротивления: «Петербургский театральный журнал» Марины Дмитревской, «Диссернет» Сергея Пархоменко, «Русь Сидящая» Ольги Романовой, религиозные кружки, правозащита, культурные проекты…

Россия — страна литературоцентричная, но никакой роман, даже блестяще написанный, сегодня не станет общественным событием, как в свое время стали событиями именно общественными «Один день Ивана Денисовича», проза Трифонова, молодые поэты… Помимо собственно текста, тут нужен ХХ съезд и «Новый мир» Твардовского. Нужна акустика.

Таланты того же масштаба, что и Володин, и Юрский, могут родиться и сейчас, но, чтобы они заговорили в голос, им нужно для начала вдохнуть полной грудью. Нужен воздух, нужна свобода.


Запись выступления Виктора Шендеровича на вечере памяти Сергея Юрского 8 марта 2020 в Тель-Авиве.