1959 – «Варвары» А. Горького — Дробязгин (ввод).

Постановка Г. А. Товстоногова 

Дробязгин — Сергей Юрский

Видеозапись отрывка из спектакля — https://vimeo.com/395094933
Дробязгин — С.Юрский, Цыганов — В.И. Стржельчик)

Раиса Беньяш. Из очерка СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ в книге «Без грима и в гриме», 1965

Долгое время после выпуска Большим драматическим театром спектакля «Варвары» роль чиновника Дробязгина играл первый исполнитель. Играл хорошо, но Дробязгин оставался в замечательном ансамбле второстепенным персонажем. Много позднее эту роль получил Юрский. И оказалось, что Дробязгин — одно из главных лиц пьесы.

Такой он у Юрского смешной, глупенький, трогательный. Маленький служащий уездного казначейства, он весь мир умещает в своей жалкой канцелярии. «У нас в казначействе все известно», — доверчиво говорит он спутнице. И все, что выходит за пределы этого крохотного известного, кажется ему грандиозным открытием. Он очень смешон, аккуратненький, франтоватый, провинциально-восторженный. Прыгает как козленок, всему поражаясь, на все тараща свои круглые, обалдевшие глаза. Романтический дурачок, с убогими и бессмысленными притязаниями, с нищенскими мечтами. «И украл, как нищий… с копейками» — сокрушается о нем Богаевская. Но у Дробязгина — Юрского и мечты копеечные: плод убогой, удушливой провинциальной трясины. И это тот самый Юрский, который накануне играл зловещего и элегантного дьявола Дживолу, умного и леденящего своим холодом фашистского гангстера!


1959 — «Машенька» А.Афиногенова.

Постановка И. П. Владимирова; художник В. Л. Степанов. Премьера состоялась 26 декабря

1960 – «Иркутская история» А. Арбузова – Родик.

Постановка Г. А. Товстоногова. Премьера состоялась 5 марта

Раиса Беньяш. Из очерка СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ в книге «Без грима и в гриме», 1965

А Родик в «Иркутской истории», вероятно, одногодок Джерри, настолько интеллигентен и тонок, что тщательно старается спрятать свою интеллигентность. Самый юный в бригаде шагающего экскаватора, он так деликатен, что боится обнаружить свою душевную тонкость.

У Джерри — Юрского обостренный нюх на всякое происшествие, потому что оно разрывает однообразие будней. В буднях строительства для Родика такое море поэзии, что каждая минута существования наполнена для него открытиями. Но если в испорченности и безверии Джерри актер умудряется вытащить на свет нечто нетронутое, хорошее, то в деликатном Родике, который может показаться тихоней, он открывает темперамент борца.

Регина Азеран. Актерская биография начинается —  Театральная жизнь. 1961, №3

Вот небольшая роль Родика в спектакле «Иркутская история». Задумчивый парень с гитарой, любящий товарищей, он не инертный свидетель истории Вали, Сергея и Виктора. Своими вроде бы и незаметными поступками, молчаливым присутствием, скупыми репликами он помогает раскрыться героям «Иркутской истории», происходящей на его и наших глазах.


1960 — «Воспоминание о двух понедельниках» А. Миллера — Джерри.

Постановка Г. А. Товстоногова; режиссёр М. Л. Рехельс;

Раиса Беньяш. Из очерка СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ в книге «Без грима и в гриме», 1965

Уж чего, кажется, проще и очевиднее, чем характер ученика Джерри в «Воспоминании о двух понедельниках» Артура Миллера. Ранняя испорченность, которой решительно нечего противопоставить, подкарауливает смышленого и смешливого парнишку. Запертый от большой жизни в угрюмом, черно-сером помещении склада автомобильных деталей, он им ограничивает всю доступную ему жизненную сферу. Густо замазанные стекла не только загораживают дневной свет, но и преграждают доступ свету живой жизни. В этой мертвенной атмосфере, где заключена жизнь двенадцати служащих большой фирмы, всех подстерегает едкое, гнетущее одиночество. Чего может ждать человек, даже такой юный, как Джерри, если за отмытым наконец общими силами окном открывается не «высокое небо», о котором мечтал герой пьесы Кеннет, не облака, которые, «перегоняя друг друга, неслись бы над нашими головами», а «дешевый бордель» с выглядывающими на улицу шлюхами.

Этот публичный дом, так безжалостно выдвигаемый драматургом в качестве опознавательного знака действительности, — вот и вся перспектива Джерри, предел доступных ему развлечений. Но Юрский и тут, в этой обстановке уныния и безнадежности, пытается понять не только то, каким стал Джерри, но и каким он мог бы быть. Поэтому его Джерри не только любопытен, но и жаден до впечатлений. Поэтому в его неуместной насмешливости не только каверзность, но и ребячья проказливость. Поэтому в его малоприличных остротах не только испорченность, но и непосредственность. Все дело в том, что в отравленном общим скепсисом и уже понюхавшем разврата мальчишке еще не погас интерес к жизни, еще не затоптана до конца чистота, еще существует интуитивное чувство солидарности. И от всего этого угрожающая Джерри судьба пропойцы и циника кажется особенно кричащей несправедливостью.


1960 — «Гибель эскадры» А. Е. Корнейчука – Фрегат.

Постановка Г. А. Товстоногова – режиссёр Р. С. Агамирзян. Премьера состоялась 12 ноября


1961 – «Четвёртый» К. Симонова  — Гниччарди.

Постановка Р. С. Агамирзяна. Руководитель постановки Г. А. Товстоногов. Премьера состоялась 23 ноября

Гвиччарди — Сергей Юрский

1966 — «Идиот» по роману Ф. М. Достоевского (вторая редакция).— Фердыщенко.

Постановка Г. А. Товстоногова. Премьера состоялась 29 марта


1966 — «Сколько лет, сколько зим» B. Пановой – Линевский. 

Постановка Г. А. Товстоногова. Премьера состоялась 6 октября

Ю. Смирнов-Несвицкий. Из статьи ПУСТЬ РИСУЕТ ОСТРЫЙ УГОЛ. Газета «Смена», 15 ноября 1967 года

Не так давно Юрский сыграл небольшую, почти эпизодическую роль в спектакле «Сколько лет, сколько зим» В. Пановой, и стало понятно, как много он мог бы сказать о своем современнике.

Он играет некоего инженера Линевского, которому кажется, что его начальник слишком подчеркивает свое служебное положение.

Однако присмотримся к этому вот маленькому и странному конфликту между начальником и Линевским. С какой любопытной проблемой столкнулся актер! Из двух «равноценных» сотрудников, братьев по духу, один выдвигается в начальники. В их отношения вторгается элемент официальности, затрагивающий у обоих подсознательные «центры раздражения». Молодые герои испытывают трудности как раз в этом направлении, ссорясь между собой «без причины». Нравственная проблема — весьма острая. Но она только угадывается в этом спектакле…


1967 – «…Правду! Ничего, кроме правды!!» Д. Аля  — Даниэль Дефо

Постановка Г. А. Товстоногова. Премьера состоялась 25 октября


1974  «Энергичные люди» В. Шукшина — Чернявый

Постановка Г. А. Товстоногова. Премьера состоялась 22 июня