1970  – «Избранник судьбы» Бернарда Шоу. Постановка С.Ю. Юрского. 

 Спектакль не принят Г.А. Товстоноговым, сыгран 26 раз  через систему Ленконцерта на разных площадках (в Университете, в Учебном театре,  во Дворце Искусств (ВТО)

В ролях: Наполеон Бонапарт — Сергей Юрский; поручик — Геннадий Окрепилов; Джузеппе, трактирщик — Михаил Данилов; незнакомка — Наталья Тенякова.

Л. Ракитина «Избранник судьбы»  — ТЕАТР №7, 1970

Пьеса Б. Шоу. Режиссер С. Юрский. Композитор С. Розенцвейг

Концертный репертуар Сергея Юрского — актера не просто многостороннего дарования, но и редкой творческой инициативы, — расширяется и приобретает новое качество. Недавно Юрский вышел на эстраду уже не один, а с тремя другими актерами из БДТ имени М. Горького. На этот раз он не только исполнитель главной роли, но и режиссер спектакля, литературная основа которого — одноактная пьеса Б. Шоу «Избранник судьбы». Спектакль необычен не только потому, что он сыгран в концертном зале как второе отделение очередной программы Юрского. Оригинален самый жанр пьесы, выбранной Юрским. «Избранник судьбы» — историческая пьеса-шутка, вымышленный эпизод, связанный с началом карьеры Наполеона.

На эстраде только стол с расстеленной на нем географической картой, бутыль вина, несколько стульев. Костюмы актеров не отличаются бытовой и исторической дотошностью: Юрскому достаточно нескольких подробностей, чтобы обозначить время и место действия. Это полностью соответствует поэтике пьесы — изящной миниатюры, построенной главным образом на характерном для Шоу живом остроумном диалоге. «Избранник судьбы», как многие особенно исторические пьесы Шоу, имеет обширное авторское предисловие, которое Юрский. оригинально переводит на язык сцены. Длинный комментарий к пьесе разыгран как своеобразный театральный пролог. С его участниками мы встретимся и в спектакле: это молодой генерал Бонапарт ( С. Юрский) и хозяин таверны Джузеппе (М Данилов), у которого остановился будущий император «на пути из Лоди в Милан». Текст авторского предисловия распределен по ролям таким образом, что слова Шоу, вложенные в уста героев спектакля, соответствуют их характерам, делая более глубокой и многосторонней их дальнейшую жизнь на сцене. Все это напоминает увертюру, в которой пунктирно уже намечается ироническая тема спектакля: «от великого до смешного один шаг». В Наполеоне — Юрском уже здесь виден истый корсиканец с неукротимым темпераментом победителя. Распираемый жаждой деятельности и верой в свое избранничество, он энергично отмеривает пространство сцены широкими твердыми шагами под звуки бодрой маршевой музыки. Однако в словах и в интонациях Джузеппе подчеркнута авторская ирония. М. Данилов играет своего героя как веселого, себе на уме итальянца. Это ироническое зеркало Наполеона, и он примеряет позу героя-полководца под насмешливым взглядом Джузеппе. Затем актеры на несколько секунд покидают сцену. Пролог окончен, началось действие. Содержание пьесы Шоу заключается в ироническом обыгрывании скандального, исторически достоверного факта: своими первыми успехами великий полководец Бонапарт был обязан отчасти жене, связанной с главой Директории Баррасом. При этом Шоу не стремится ни разоблачить Наполеона, ни сделать из него «сверхчеловека», легко пренебрегающего таким «предрассудком», как супружеская честь. Автор то издевается над самоуверенным и честолюбивым корсиканцем, ставя его в глупые и смешные положения, то невольно любуется им как редчайшим экземпляром человеческой породы. Шоу сталкивает Наполеона с неизвестной дамой (в спектакле ее играет Н. Тенякова), которая знает о нем и его жене больше, чем он сам. Это умная и лукавая авантюристка, сумевшая перехватить компрометирующее любовное письмо жены Наполеона к Баррасу, посланное ее мужу вместе с депешами из Парижа. Она случайно оказывается в той же таверне, где остановился Наполеон, и встречается с ним в тот момент, когда генерал узнает от прибывшего поручика о пропаже депеш. Возбудив сильное подозрение Наполеона, она в конце концов оказывается разоблаченной и вынуждена вернуть депеши вместе с письмом, о содержании которого Наполеон пока еще ничего не подозревает. Такова завязка пьесы. Ее анекдотическая основа создает вокруг фигуры Наполеона атмосферу комического фарса, которую.Юр- ский-режиссер смело подчеркивает и в сценическом поведении героев и в музыке, сопровождающей спектакль с начала до конца. Музыка композитора С. Розенцвейга не только придает спектаклю изящную ритмичность, но и усиливает фарсово-ироническое начало в его диалогах. Маленький оркестр, открыто расположившийся в правом углу сцены, можно по праву назвать пятым действующим лицом спектакля, имеющим в нем свой собственный голос.

Заострение в спектакле фарсовых моментов пьесы не лишает ее сложности. Чтобы показать другую сторону разыгрываемой на сцене забавной истории, Юрский как бы дважды прочитывает заглавие пьесы: в плане фарсовом и в плане психологическом. Положение Наполеона комично, но далеко не комичны его переживания, когда он узнает о связи своей жены с Баррасом и когда все позорные последствия огласки предстают перед ним с беспощадной ясностью.

Юрский углубляет контраст этих двух планов для того, чтобы вслед за автором пьесы подчеркнуть всю сложность переплетения «великого и смешного» в личности Наполеона. Он стремится дать более сложный рисунок роли и показывает нам спектакль на тему о том, какой ценой «маленький капрал» становится Наполеоном le Grand. В начале спектакля Наполеон — Юрский представляет собой забавное сочетание корсиканского провинциализма и воинственного темперамента. Юрский хорошо играет возраст своего героя: ведь Наполеону только двадцать семь лет, и он два дня назад одержал блестящую победу. Молодой генерал еще не привык к своему чину, и в сцене с поручиком, прозевавшим важные депеши, он забавно грозен.

В поведении поручика, каким играет его И. Окрепилов. нет ни малейшей почтительности к Наполеону. Он стоит перед генералом в носках, в расстегнутом мундире, выхоленная физиономия этого недоросля не выражает ничего, кроме глупости и дерзости. Так они пребывают несколько секунд в позе двух молодых петухов, собирающихся подраться, и невозможно угадать, кто генерал, а кто подчиненный. Наполеон — Юрский не похож ни на романтического героя, ни на холодного и беспощадного диктатора, знакомого нам по классической литературе. Он вызывающе не традиционен. А главное, его Наполеон, несмотря на свою несомненную проницательность и трезвость, еще недостаточно искушен в человеческих отношениях. Пока ему неведомы сложные «законы» европейской политики, по которым вчерашний друг может сегодня оказаться врагом и предателем. Прозрение наступает не сразу. Оно подготавливается лирической, с оттенком горечи, интонацией, с которой Наполеон — Юрский произносит фразу: «И за всех править. За всех сражаться. Быть для всех слугой, когда считается, что ты над всеми хозяин». Но такое лирическое прочтение темы избранничества необходимо Юрскому для того, чтобы тотчас же перевести ее в комически-пародийный план. Наполеона, пророчески скорбящего о своей судьбе, Юрский тотчас превращает в человека, одураченного смелой и неприкрытой лестью. При словах дамы: «Я первая приношу вам присягу на верность. Мой император!» — Наполеон Юрского совершенно глупеет. Он не может удержаться от позы классического героя, несущего на своих плечах тяжелое бремя ответственности за судьбу Франции и всего мира. Нелепость и комизм этой позы превосходно пародируют лирическую грусть Наполеона.

Героиня задумана Шоу как своеобразный двойник Наполеона, и в характере этой комедиантки и авантюристки тоже акцентированы фарсовые моменты. Это дает возможность исполнительнице Н. Теняковой продемонстрировать свое мастерство в комедийной роли, не чуждой ее дарованию.

Ее героиня привлекательна, женственна и загадочна. У нее музыкальный голос, которому доступны и небрежно-иронические интонации и откровенно ехидные. Поэтому не случайно сценический образ героини Н. Теняковой так тесно связан с музыкальной темой спектакля. Актрисе особенно удалась сцена, в которой дама дает понять Наполеону, что его победа над ней весьма сомнительна и очень скоро он о ней пожалеет. Дальше диалог между героями приобретает характер игры «кошки с мышкой»: комедийная стихия спектакля достигает здесь той вершины, за которой вот-вот начнется драма. Но если в пьесе эта драма не успевает пустить корни, то Юрский стремится ее подчеркнуть. В пьесе Шоу Наполеон слишком легко и быстро избавляется от «мучительных мыслей», вызванных изменой жены и коварством Барраса. Письмо, сулившее ему «дуэль с Баррасом, семейную драму, громкий скандал, испорченную карьеру», герой Шоу, «улыбаясь», как сказано в авторской ремарке, бросает в огонь.

В конце пьесы есть намек на возможность романтических отношений между Наполеоном и дамой, что явно снижает драматический эффект развязки, ослабляет иронию и придает пьесе просто забавный оттенок. Эту последнюю ремарку Юрский вообще не играет. Его Наполеон в конце спектакля выглядит мрачным и усталым, ему совсем не до флирта с дамой. Он сделал трудный выбор и сжигает компрометирующее письмо, как сжигают за собой мосты, сознательно отрезая себе путь к отступлению. Юрский показал нам частицу сердца своего Наполеона, но не в том смысле, в каком писал Пушкин: «Оставь герою сердце! Что же он будет без него? — тиран…» Наполеон Юрского — это человек, сам желающий избавиться от своего сердца и от остатков своей корсиканской патриархальности: избраннику судьбы и будущему императору это необходимо.

Такой конец спектакля закономерно подготавливается Юрским в интересной сцене, представляющей собой своеобразный контрапункт из трех голосов: Наполеона, Джузеппе и поручика. Характерно, что постановщик делает центром спектакля не только сложную борьбу Наполеона с дамой, но и взаимоотношения героя с двумя другими действующими лицами — хозяином таверны Джузеппе и поручиком. Режиссер усаживает этих героев за стол по обе стороны от Наполеона и предлагает выслушать три признания, в каком-то смысле подводящие итог раздумьям о судьбе и избранничестве Наполеона. Герои сидят лицом к зрительному залу, как бы предлагают ему принять участие в их беседе.

Признание Наполеона о сидящем в нем «ненасытном бесе» честолюбия Юрский произносит с интонацией обреченного человека. Он предчувствует всю тяжесть жертв, которые ему придется принести. Его «добрый гений и злой рок» заставляет платить «потом и кровью, неделями нечеловеческого труда» за десять минут наслаждения победой, за «звездные часы» активного и деятельного бытия. И если бес честолюбия заставит его заплатить за это наслаждение честью и совестью, то Наполеон заплатит. Но, придав фигуре Наполеона оттенок драматизма, Юрский, верный своему замыслу, снова бросает своего героя в фарсовую стихию. Демон, одолевающий Наполеона, невольно снижается соседством «мелкого беса» Джузеппе. М. Данилов играет трактирщика с завидной легкостью и безупречным чувством юмора. В сцене признания М. Данилов с последовательностью мастера завершает сценическую жизнь своего героя. Оказывается, «бес» Джузеппе «куда хуже». Он расположился у него в желудке и обладает большим аппетитом. У Джузеппе хитрое, лукавое лицо крестьянина. Он не скрывает симпатии к генералу, но втихомолку подсмеивается над ним.

Молодому актеру И. Окрепилову, играющему третьего собеседника, вполне удалось подчеркнуть в этой сцене, что у его героя вообще нет никакой судьбы и что он живет на проценты с дворянских привилегий. Но нельзя сказать, что поручик Окрепилова только «болван» и ничтожество. В глупой дерзости поручика есть свой смысл, и Окре- пилов не забывает это подчеркнуть. С небрежной язвительностью намекает он Наполеону на его «низкое» происхождение, и свирепый взгляд генерала в ответ его нисколько не пугает. В войне поручик не видит ничего «рокового». Война для него — «чистая случайность», и битву при Лоди выиграл не Бонапарт, а …лошадь поручика, вовремя отыскавшая брод.

В конце спектакля запоминается лицо Наполеона — Юрского, среди полной темноты освещенное огнем, в котором горит письмо. Все четверо поют какую-то опереточную мелодию, но взгляд Наполеона неподвижно прикован к огню.

«Избранник судьбы» отличается четкой продуманностью, единством режиссерского решения и актерского исполнения. Индивидуальность Юрского— вот зерно, из которого выросла концепция спектакля.