Постановка и режиссура — Сергей Юрский. Лиликанский театр при театре «ТЕНЬ». 2003

Театр «Тень» — небольшой московский театр, созданный семейной парой, Майей Краснопольской и Ильей Эпельбаумом. С момента основания театра Майя и Илья успели попробовать самые разные форматы для своих спектаклей. Все начиналось с теневых представлений, сейчас в театре идут в основном спектакли кукольные. За время существования театра, Майя и Илья успели освоить оперу, драму, театр художника. Жанр театра определить сложно, но зато можно обозначить основной метод – мистификация, фактически каждый раз авторы придумывали новый способ удивить зрителей.

«Канделис»- малоизвестная пьеса У.Шекспира в переводе Игоря Вацетиса. Режиссёр и ведущий — Сергей Юрский. Спектакль был поставлен в Большом Королевском Лиликанском Театре и был сыгран всего 4 раза. Затем декорации спектакля были отправлены на выставку театральных художников в Манеж и сгорели вместе с ним. Спектакль восстановлен не был.  Тень на ФБ

Текст пьесы вошел в книгу Сергея Юрского «Домашние радости» Москва, Вагриус, 2004

На этой странице:

  • Фотографии и эскизы к спектаклю, любезно предоставленные театром «Тень»
  • «Театральная площадь».«Эхо Москвы» 23 августа 2003 года. Эфир ведет Ксения Ларина. 
  • Павел Рыбкин. Канделис — Герцог Шоппский. Большой город. №2(086) 2004
  • Наталия КАМИНСКАЯ. Шекспир и медицина.“Канделис” в Московском театре “Тень” 

Фотографии и эскизы любезно предоставлены Ильей Эпельбаумом (Театр «Тень»)


«Театральная площадь». «Эхо Москвы» 23 августа 2003 года. Эфир ведет Ксения Ларина. 


К. ЛАРИНА — 11 часов 17 минут, добрый день, это радио «Эхо Москвы». В студии с вами Ксения Ларина. Начинается наша программа «Театральная площадь». В гостях у нас сегодня Сергей Юрский, здравствуйте, Сергей Юрьевич. 
С. ЮРСКИЙ — Здравствуйте, Ксения, приветствую слушателей. 
К. ЛАРИНА — Сергей Юрский приходит у нас в программы и литературные, и в человеческие, и даже в политические, и в театральные, поскольку человек, который перестал быть просто артистом, а стал просто человеком Юрским, стал писать, режиссировать, сочинять, сам себе театр. Очень много мистификаций вокруг Сергея Юрского, он очень любит интриговать зрителя и слушателя, поэтому давайте мы все-таки начнем с простого к сложному. С простого, поскольку новый театральный сезон открывается, с чем я Вас и поздравляю. 
С. ЮРСКИЙ — Спасибо. 
К. ЛАРИНА — Ваши работы можно увидеть не только в театре «Школа современной пьесы», но и в театре Моссовета, может быть, где-то еще. 
С. ЮРСКИЙ — Еще. 
К. ЛАРИНА — А где еще? 
С. ЮРСКИЙ — В театре Моссовета, который открылся, театр, в котором я 25 лет уже служу. МХАТ, в котором я активно работал прошлый сезон. Театр школы современной пьесы, в котором я уже 10 лет работаю, и сейчас будет сделана новая работа. И новый театр, вот сейчас будет премьера, театр под названием «Тень». 
К. ЛАРИНА — Вот про это я хотела бы поподробнее, потому что это какая-то уникальная вещь, театр «Тень» сам по себе уникален. 
С. ЮРСКИЙ — Да, я его очень люблю. 
К. ЛАРИНА — Там помещается, если кто не был, чтобы люди представляли, что это такое, там человек 6 или 7 помещается зрителей. 
С. ЮРСКИЙ — Так по-разному, Майя Краснопольская и Илья Эппельбаум, и их коллеги сделали театр для детей, для взрослых, для случайных, для постоянно ходящих, для необыкновенно умных и прогрессивных, и для средне умных и реакционных, он для всех, кто хочет получить первозданное удовольствие от театра. Там по-разному, есть спектакли, где помещается человек 50 и 100, они, бывает, за границей играют и на больших залах. А есть там внутри него Лиликанский театр, королевский театр, построенный на тысячу зрителей, но эти зрители — маленькие фигурки. А настоящих зрителей нашего размера «великанов» может поместиться 6. Для этого театра они сперва сами сделали спектакль, который я видел, и который меня просто потряс, сказка была, это первозданное ощущение театра, и вместе с тем насмешка над театром, и вместе с тем перспектива театра. Потом там Толя Васильев сделал спектакль. Он поставил «Мизантропа». А теперь я выпускаю спектакль, но у меня очень занятно, потому что я нашел новую пьесу Шекспира, трагедию «Канделис» в пяти действиях. 

К. ЛАРИНА — Да ладно, это точно Шекспир? 
С. ЮРСКИЙ — Там разные споры, но эти споры мы вынесли в фильм, который мы сняли о поисках этой пьесы, о находке ее, о ее переводах, о ее соответствиях Шекспиру. Ну вообще новые пьесы Шекспира находятся не так часто, согласитесь, в последние века искать. 
К. ЛАРИНА — Да уж. А как можно сейчас обнаружить новые пьесы Шекспира, где это место? 
С. ЮРСКИЙ — Я в Сестрорецке нашел, там я нашел еще несколько пьес. 
К. ЛАРИНА — То есть она переведена уже на русский язык? 
С. ЮРСКИЙ — Переведена, поставлена, премьера будет в октябре. 
К. ЛАРИНА — Нет-нет, Вы обнаружили в каком виде эту пьесу? 
С. ЮРСКИЙ — Просто она лежала в медицинских картах, там же нашел я пьесу Островского Александра Николаевича совершенно новую «Как аукнется, так и откликнется». И пьесу Сэмюэла Беккета «Мо и Зель». В общем, целая серия пьес. Они войдут в мою новую книгу, которая сейчас выходит, она называется «Домашние радости». Но чтобы все это было реально, будет спектакль в Лиликанском театре. И фильм, и спектакль будут идти совместно, демонстрируя всю необыкновенную историю новой пьесы Шекспира в Москве.  
К. ЛАРИНА — Каким образом происходит репетиция в этом театре? Там застольный период, в основном, наверное? 
С. ЮРСКИЙ — Застольный период нет, это минимально. Это больше всего импровизация, и замечательного художника, что очень важно, потому что там декорации очень важны. Потом музыка, потом все, что вокруг. А дальше работают актеры, которые водят эти маленькие фигуры, но я уверяю тех, кто придет к нам, всех 6 человек, которые набьются к нам в зрительный зал, а больше там просто не помещается. Они сидят с биноклями, смотрят на все это дело. Я могу уверить, потому что я это не раз испытывал на собственном спектакле тоже. Что примерно 3 минуты нужно для того, чтобы подшучивать и думать, да, как будто действительно театр, как будто действительно оркестр сидит, и занавес, и зрители, хлопают, с цветами кто-то пришел. А через 3 минуты ты уже находишься внутри этого, и ты сидишь и смотришь настоящий спектакль, где играют актеры, где все то, что происходит в театре в первозданном его виде. К. ЛАРИНА — А эмоционально? 
С. ЮРСКИЙ — Для меня? Очень сильно, проверим еще, премьера впереди. 
К. ЛАРИНА — Это очень интересно. И давайте еще скажем, а то народ думает, может, мы издеваемся над ними, мы не издеваемся. Это на самом деле, 6 человек, и нужно записываться там по предварительной записи. 
С. ЮРСКИЙ — Там очень сложно будет попадать и, может быть, сделаем так, чтобы у нас будет не 6, а 12, но не потому, что будет 12, сесть могут 6. Но мы сделаем в 2 смены, одни в это время смотрят первый акт, а другие в это время смотрят фильм о том, как искалась пьеса, а потом эти смотрят акт, а те смотрят фильм. Потом второй акт, а те смотрят фильм о том, как создавался спектакль. Так что двойная такая нагрузка, и через час 20 люди свободны. В отличие от новых устремлений, скажем, Някрошюса играть 6,5 часов, я полагаю, 1 ч 20 минут для современного человека хорошее время. 
К. ЛАРИНА — Вы серьезно так считаете, что нужно сокращаться по временным размерам? 
С. ЮРСКИЙ — Смотря от чего сокращаться. Конечно, театр это вечер человека, он проводит там вечер, часть дня, поэтому до беспредельности сокращаться нехорошо. Допустим, 40-минутный спектакль или концерт вызывает чувство обмана. Или есть еще любители, перед тем как выпить и закусить, чего-нибудь поглядеть, например, актеров, которых видел раньше по телевидение, а тут они живые чего-то кривляются, и сказать, они мне и там не нравились, и тут не нравятся, пойдем, что закажем. Есть такие любители, но я все еще тот театральный зритель, который полагает, что театр должен быть в меру полнокровным и полновременным. 
К. ЛАРИНА — Сергей Юрьевич, давайте теперь скажем, когда премьера в «Тени». 
С. ЮРСКИЙ — Мы намечаем либо последние числа сентября или, скорее, самые первые числа октября. 
К. ЛАРИНА — И сколько будете играть, каждый день это играется?  
С. ЮРСКИЙ — Это они будут решать. Я режиссер. 


 Павел Рыбкин. Канделис — Герцог Шоппский. Большой город. №2(086) 2004

Театр представляет собой макет храма Мельпомены и рассчитан на 1 200 кукольных мест. Живых зрителей может быть не больше шести человек. Российского зрителя особенно трогает судьба герцога Шоппского (Канделиса), обитающего, разумеется, в тишайшей Шоппе, которая находилась, согласно изысканиям историка Н.Фоменко, на территории Ленинградской области

Болезнь – удивительное состояние души и тела. Чем отчетливее вы это осознаете, тем больше взлетов, прозрений и просто эмпирических находок выпадает на вашу долю. Народный артист России Сергей Юрский, называющий себя профессиональным пациентом, посвятил таким находкам в своей недавней книге «Домашние радости» (М.: Вагриус, 2004) целый раздел. Там собраны сразу три ранее не известные пьесы классических авторов, обнаруженные Юрским среди медицинских карт сестрорецкой больницы под Петербургом. Это трагедия У.Шекспира «Канделис», комедия А.Н.Островского и Н.В.Соколова «Как аукнется, так и откликнется» и пьеса С.Беккета «Мо и Зель».

Из трех «находок» поставлен пока лишь «Канделис». Премьера состоялась в декабре прошлого года на сцене Лиликанского королевского народного драматического театра, придуманного руководителями театра «Тень» Майей Краснопольской и Ильей Эпельбаумом. Их театр представляет собой макет храма Мельпомены и рассчитан на 1 200 кукольных мест. Живых зрителей может быть не больше шести человек. Российского зрителя особенно трогает судьба герцога Шоппского (Канделиса), обитающего, разумеется, в тишайшей Шоппе, которая находилась, согласно изысканиям историка Н.Фоменко, на территории Ленинградской области. 

– Это мой первый опыт кукольной режиссуры, – рассказывает Сергей Юрьевич Юрский. – В отличие от поставленной Анатолием Васильевым двадцатиминутной версии мольеровского «Мизантропа» на сцене того же Лиликанского театра, мой «Канделис» – полнометражная постановка. Действие длится целых полтора часа, включая фильм, посвященный истории обретения пьесы. Должен признать, что кукла очищает от всего наносного, что есть в живом актере. Недаром именно кукла была мечтой всех великих режиссеров. И Станиславский в разговорах с Крэгом делился такими мечтами, и сам Гордон Крэг утверждал, что актер в идеале должен быть «сверхмарионеткой». С куклами возникает ощущение того, что вам под силу все, ограничений практически не существует, кроме одного – чтобы самому не перейти все грани смысла, вкуса, изящества.

Похоже, самому Сергею Юрьевичу удалось удержаться на этой грани. Если не верите, приходите в Лиликанский королевский народный драматический театр.


Наталия КАМИНСКАЯ. Шекспир и медицина.“Канделис” в Московском театре “Тень” 

Медицина в применении к творчеству Шекспира — вообще-то новый тематический аспект Мольер и медицина или Чехов и медицина — тема куца более логичная. Однако “Канделис’,’ как уверяет нас режиссер одноименного спектакля Сергей Юрский, — совершенно свежее открытие, то есть новая, ранее неизвестная пьеса великого Vtowa. Впрочем, чего уверять-то — нет у Шекспира такой пьесы в его полном собрании сочинений!

Появление ее в афише театра “Тень’,’ а точнее, в репертуаре проживающего под крышей “Тени” Липи- канскопо академического большого народного театра, многое объясняет. В “Тени” играют; например, “Лебединое озеро” П.И.Чайковского, притом не балет, а оперу, следы которой не удается найти ни в одной из существующих музыкальных энциклопедий. Однако ступайте в этот театр, и вас убедят в ее существовании с помощью самых весомых аргументов.

Теперь вот “Канделис” Поиски и находки продолжаются. Трагедия Шекспира в пяти актах играется с перерывом, во время которого демонстрируется документальный фильм об истории нахождения ранее никому не известной пьесы.

Огромный зал Лиликанского театра вмещает более тысячи липикан- ских зрителей, так что обычным московским человекам остается примерно тринадцать мест; да и то в два захода, то есть приблизительно по шесть с половиной персон на каждое из двух действий трагедии. Пока одна половина смотрит захватывающий сюжет, другую развлекает в фойе сам Юрский. Он ведет с нами неспешную беседу о временах, нравах, эстетических приоритетах и автомобильных пробках, вследствие которых к моменту посадки в кресло партера современный зритель не готов уже решительно ни к каким впечатлениям изящного.

Действие неизвестной трагедии происходит в … Шоппе. Это такое герцогство.

Как сообщается по ходу действия в исторических радиокомментариях человека с подозрительной фамилией Рабиневич, Шоппа наряду с Итакой и Полтавой является судьбоносной географической точкой, хранящей яркие исторические предания.

Вот еще, навскидку, пара объектов комментария: гомеопаты, которые не солдаты и вообще не очень- то мужчины; фраза “темно, как у негра в …” за которой угадывается ссылка на особые атмосферные условия герцогства Шоппа. Полезно, однако, до начала представления тщательно изучить список действующих лиц трагедии. Канделис — герцог Шоппы. Его младший брат; злокозненно домогающийся трона, носит кличку 1ёморрой, а двух его собутыльников зовут Кобчик и Трещина. Обращает на себя внимание и еще одна пара: Иванов, хозяин таверны, и Педро, слуга хозяина.

Текст трагедии (что, несомненно, подтверждает шекспировское авторство) чередует пятистопньк ямбы (в сценах с особами голубой крови) и прозу “низкого жанра” (в эпизодах со всяким сбродом). Хотя в программке значится не Шекспир, а Шакспер — неужто здесь намек на того невежу, который если верить нашумевшему исследователю И.1йпилову, не являлся автором бессмертных пьес? Сюжет — это, собственно, душераздирающая история геморроидальных страданий, в финале которых медицина одерживает победу над недугом (простите, Канделис над самозванцем (ёморроем).

Автор, направляя драматургическую фантазию в то место, где спина теряет свое приличное название, насыщает пьесу широким культурным контекстом, чуткое ухо уловит здесь и литературно-исторические реминисценции, и широкие медицинские познания, и злободневные мотивы выживания и ностальгию по недавно ушедшей эпохе. В духе этой ностальгии выполнен документальный фильм, напоминающий “Новости дня’, которые раньше показывали в кинотеатрах перед киносеансами. Бодрые аккорды, широкие панорамы улиц, просветленные лица москвичей, милый облик зануды-архивариуса (С. Юрский), обложенного потрепанными фолиантами. Мелькают страны и города: Чикаго, Брюссель, Петербург Сестрорецк… Именно в последней точке, а точнее — в про- кгологическом отделении местной больницы, и был найден бессмертный шекспировский текст (Apropos — известный проктолог Б. Канделис по сей день трудится в Ленинградской области.)

На сцене Большого Лиликанского театра, в золоченой раме портала пьеса обрела поистине масштабное звучание. Смена декораций: мрачные ущелья, трепещущие на ветру сухие ветви, зловещие своды подземелий, уходящие ввысь арки дворцов — то, что создают И.Эпель-баум, М.Краснопольская и художник “Канделиса” В.Платонов, действительно грандиозно. Это при том, что на самом деле Лиликанский театр имеет размер всего лишь обычного театрального макета, а его актеры (куколки-марионетки) — длиною с мизинец.

Говоря же об идейном содержании спектакля СЮрского (учитывая, что он в этой истории и режиссер, и актер, озвучивший все роли, и следопыт, “отыскавший” неизвестное произведение), стоит отметить некие весьма резкие контрасты в мироощущении автора. Широчайший контекст интеллектуальных аллюзий приводят; однако, художника на территорию… Шоппы.

Вряд ли выдающийся артист он же и режиссер, и писатель, сильно увлечен тенденциями нового молодого театра, который, как мы имели возможность убедиться на недавних московских фестивалях, свободно ударяет ниже спины. Скорее, сижи- вая как в партере, так и в автомобильных пробках, он пришел к одному и тому же выводу: все дороги ведут в… Шоппу.

Напоследок — еще раз о Театре “Тень” — особом месте, где стеб идет рука об руку с высоким искусством. “Канделис” — третий опус проекта М.Краснопольской и И.Эпельбаума в рамках Лиликанского театра. Суть проекта в том, что “велипуты” то есть люди в натуральную величину, ставят спектакли с лилипутами, то есть крошечными лиликанскими куколками. В репертуаре театра уже идут “Мизантроп” Мольера в постановке А.Васильева и сказка Тонино Гуэрры, им же поставленная. Будет ли данный проект развиваться в намеченном “Канделисом” поисково- медицинском русле, покажет время.