КРУЖНÓВ Юрий Николаевич [30.11.1944, Ленинград] — искусствовед, литератор, журналист.

Учился в 189-й школе (8 классов), затем в вечерней (до 10 класса). Классным. руководителем в средних классах была Наталья Григорьевна Долинина (Гуковская). Одновременно учился в музыкальной школе, после чего поступил в музыкальное училище при консерватории, на теоретико-композиторский отдел (по композиции класс Г. Уствольской). По окончании готовился в консерваторию на фортепианный факультет, мечтал стать пианистом, но победила любовь к литературе. Были планы поступить в ЛГУ, но поступил в ЛГИТМиК, получил диплом театроведа (история русского театра), но вскоре понял, что театровед — не специальность, а хобби. Специальностью стали — ночной дежурный на заводе, радиотехник в театре, осветитель в цирке, тапер в хореографических классах, столяр, краснодеревец, переплетчик, монтер железнодорожных путей, учитель музыки, риэлтор, библиотекарь. Но главным занятием оставалась литература. К тому времени уже был автором нескольких детских книжек с музыкальными сказками (автор текстов), созданных в содружестве с композиторами С. Баневичем, Г. Банщиковым, Ж. Металлиди, Н. Лебедевым. Попутно печатался как музыкальный и театральный критик, историк музыки и театра, краевед в журналах, центральных газетах и сборниках.

С 1967 по 1980-й служил в БДТ (звукооператор), с 1966 и по настоящее время (с перерывами) сотрудник Российской Национальной Библиотеки.

Редактор детского исторического журнала «Автобус», музыкально-критического журнала «Скрипичный ключ», культурно-публицистического русско-норвежского «Соотечественник в Скандинавии». Печатается во многих российских журналах. Более 270 статей по истории быта, краеведению, музыке, театру и пр. Участник нескольких энциклопедий, в т.ч. Большой Российской Энциклопедии, «Три века Санкт-Петербурга», «Приглашение в театр», «Культура Ленинградской области» и других. Многолетний редактор научных сборников музыкального отдела РНБ; научный редактор и публикатор (Л. Мадонис «12 симфоний», Е. Мравинский «Дневники»; двухтомник воспоминаний и материалов о Г. Товстоногове; «Нахимовское училище»; «Три пьесы А. Гольдфадена»; сотрудничает как музыкальный историк и литератор с «Русской роговой капеллой» и др.).

Источник

Юрий Кружнов. Читал ли Чацкий Мандельштама? — Петербургский театральный журнал, №1, 2003

Чацкий, который вышел на сцену БДТ в 1962 году, просто уже был знаком нам, молодым, семнадцатидвадцатилетним, — но не как персонаж Чацкий или артист Сергей Юрский, а как человек нашего поколения… Парадокс? А меня вот много лет томит ощущение, что с ним, тогдашним Чацким (не Юрским!) я встречался не раз в знаменитом «Сайгоне» — так называли, кто помнит, в 60–80-х кафе на углу Невского и Владимирского. Не с ним ли, Чацким (не с Юрским!), мы распивали, сидя снаружи на подоконнике, портвейн «Три семерки»?.. А в двух шагах от нас бубнил что-то приятелю худенький, «островзглядый» Ося Бродский; и молча слушал кого-то суровый Миша Шемякин; а чуть поодаль два великана-собутыльника, Довлатов с Анейчиком, обсуждали трагедию писателя Максима Горького, на которую им, кажется, было совершенно наплевать в рассуждении предстоящей пьянки… Это не с этим ли Чацким мы таскались на диспуты, на вечера непризнанных поэтов с их непризнанной поэзией? А вечером встречались в театре… 

Нет, не по странно-торопливой, семенящей походке показался он тогда нам «нашим современником»… не по жестам, нервно-импульсивным, совсем не «светским». Конечно, он был совсем не светским человеком, этот Чацкий (опять же — не Юрский). Я не имею в виду портвейн и «Сайгон» на Невском… Не светской была, например, его манера говорить, присущая артисту эдакая «живая разговорность»; да и дикция была, надо сказать, далека от совершенства. Это, впрочем, тоже притягивало… Выйдя на сцену, он вовсе не «отчитывал фамусовскую Москву», как, скажем, Чацкий М. И. Царева или Чацкий Ю. М. Юрьева. Да что нам, молодым, было до фамусовской Москвы?.. 

Читать дальше

Юрий Кружнов. Из книги «Легенды БДТ» Издательство «Серебряный век, 2007

  • ЧИТАЛ ЛИ ЧАЦКИЙ МАНДЕЛЬШТАМА?
  • ЭТИ ВСТРЕЧИ, ЭТИ РЕЧИ…
  • ЭТИ ВСТРЕЧИ… ТЕ ЖЕ ВСТРЕЧИ…
  • СЕРГЕЙ ЮРЬЕВИЧ МОЛЬЕР

В 1962-м я следил из зрительного зала за Юрским-Чацким. Десять лет спустя я – уже из-за кулис – наблюдал за Юрским-Мольером. «Наблюдал» – неточное слово: я участвовал как звукооператор в репетициях спектакля «Мольер», который ставил Юрский. В театре говорят – работал на спектакле...

С Сергеем Юрьевичем Юрским мне позже приходилось встречаться часто – и в рабочей, и в домашней обстановке. Юрского я встречал в доме Миши Данилова – ну и, конечно, в театре. Что меня поражало всегда в Юрском-человеке – его неиссякаемая энергия. Касалось ли это работы, забав, шуток. Он ни минуты, ни секунды не может находиться в состоянии покоя. Какой-то человек-фейерверк. Энергия, брызжущая фантазия, неостановимая жажда работать, что-то непременно делать.

Читать дальше

2019 Юрий Кружнов Сегодня девять дней, как нет Сергея Юрьевича Юрского…

Никогда не думал, что смерть его так меня так поразит… И всех поразила — именно поразила, как током ударило. Это так видно. Бесконечные отклики, соболезнования в интернете, передачи по телевидению, по радио, спешные воспоминания, рестроспектива его фильмов. Все эти дни говорят и говорят о Юрском… Я не помню, чтобы такое было, когда умер Стржельчик, или Лавров, или Ульянов, Плятт… Популярнейшие были артисты… Великие. Но такого не было. Что произошло? Какая-то неизбывная любовь к этому человеку вдруг выплеснулась наружу. Я вообще не думал — и, уверен, многие, — что этот человек подвержен смерти, что может умереть Сергей Юрский...

Читать дальше

Юрий КРУЖНОВ.  ДВА ТЕАТРА СЕРГЕЯ ЮРСКОГО, или: О парадоксах молчания   (беседы quasi una fantasia)

А помнишь, спектакль в БДТ во времена Товстоногова – «Два театра»? Его ставил Эрвин Аксер (это 1969 год, кажется).

Ну как не помнить? Смотрел раза два или три. 

Я тоже смотрел, раз 30. А может, 50… Я работал тогда в БДТ звукотехником и присутствовал на всех спектаклях и репетициях в этом качестве. И вот незадача… не могу вспомнить, о чем там, в спектакле, речь. Ты можешь рассказать? 

Сюжет помню. Слова помню. Но о чем спектакль, сказать не смогу. Спектакль-загадка был. Хотя слов в пьесе много. 

Вот то-то и оно. Мне кажется, что основное в спектакле было заключено не в словах, а в молчании… Сколько вот так смотрено, чуть не наизусть выучено, а так и не можешь понять, в чем был смысл.

Как будто в жизни не бывает такого… Тот же спектакль

Так я про жизнь и говорю

Читать дальше