Ната́лья Анато́льевна Кры́мова (12 января 1930, Москва — 1 января 2003, там же) — советский и российский театральный критик и театровед, заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1997), кандидат искусствоведения (1971).

Работала в журнале «Театр». Создала цикл телевизионных передач. Автор книг «Имена. Рассказы о людях театра» (Москва: «Искусство», 1971), «Любите ли вы театр?» и других. Избранные сочинения вышли посмертно в 4-х книгах под названием «Имена» (Москва: «Трилистник», 2005, 2008).

Муж — режиссёр Анатолий Эфрос

Сын — театральный художник и режиссёр Дмитрий Крымов

Наталья Крымова о Сергее Юрском

1966 Наталья Крымова. Сергей Юрский. «Театр» №6

1966 Наталья Крымова. Сергей Юрский. — в сб ТРУД АКТЕРА, М, Издательство «Советская Россия». 1966 (статья текстуально в основном совпадает с публикацией в Журнале «Театр» №6, 1966)

1968 Наталья Крымова «Я путешествую и возвращаюсь.…» Советская эстрада и цирк, 1968, № 1  

1970 Крымова Н. Актер думает, ищет, находит // Советский экран. 1970. № 13.

1971 Наталья Крымова. Юрский. — в книге «Имена»- Москва: «Искусство», 1971. ( а также Имена. Избранное в трёх книгах». М, Трилистник, 2005. Книга первая. 1958—1971)

1975 Наталья Крымова. Сергей Юрский. Ситуации и характеры. Литературная газета, 8 января 1975 года. Этот текст был позже доработан и дополнен автором для книги «Любите ли вы театр (1987)» 

1978 Наталья Крымова. Предисловие на конверте пластинки Сергей Юрский читает рассказы В. Шукшина «Сапожки» и «Обида». Фирма «Мелодия».

1981 Наталья Крымова. Театр одного актера: Сергей Юрский. Главная редакция научно-популярных и учебных программ Центрального ТВ, 1981 (дополнительные материалы)

1985 Наталья Крымова. Судьба одного актера. — Театральная жизнь, №19, 1985 

1987  Наталья Крымова. Любите ли вы театр? — М, Детская литература, 1987. стр 117-126

1987 Наталья Крымова. Юрский — Чацкий  Из сборника под редакцией О. Фельдмана. Судьбы «Горе от ума» на сцене». Москва, 1987

1991 Наталья КРЫМОВА. Не всё на продажу. (о фильме «Чернов/Chernov») — Московский наблюдатель. 1991 №2


 1991 Выступление С.Ю.Юрского в ГИТИС на семинаре Н.А.Крымовой — май 1991 



Григорий Заславский. Памяти Натальи Крымовой

Источник  9 Января 2003

Умерла Наталья Анатольевна Крымова. Грустно начинается год.

Она давно уже, как говорится, ушла из профессии, не выходили ее статьи; те, кого это интересовало, знали, что Наталья Анатольевна больна, хотя время от времени ее еще можно было встретить в театре. Знакомых она узнавала, но сознание быстро заслонялось какими-то чужими впечатлениями.

Смерть знаменитого актера можно обойти молчанием хотя бы потому, что о ней и о нем и без нашего участия оповестят газеты и телевизионные каналы. Сказать слово о Крымовой необходимо. Она была непререкаемым авторитетом в нашей профессии. Ее статьи не устарели, а сегодня, в пору, как она сама выражалась, бедствия и одичания, как будто оправдывают наши собственные скромные опыты. Когда эти опыты учитывают бедствие и одичание и в меру сил пытаются им противостоять.

Я не знаю всех подробностей ее биографии, но верю старшим коллегам, которые в один голос говорят: Крымова могла без страха и упрека обернуться и посмотреть назад, в ее жизни не было статей или поступков, за которые следовало бы корить себя, тем более — стыдиться. Она была, пожалуй, последним представителем поколения, для которого нравственное и эстетическое в искусстве шло неразрывно, бок о бок и друг без друга существовать не могли. Вопрос «Критик, зачем ты?» в ее исполнении был адресован прежде всего к себе самой, и она на него отвечала каждодневно. Может быть, поэтому, даже когда она сначала стала выступать реже, а потом и вовсе перестала заниматься «ежедневной театральной критикой», Крымова оставалась безусловным авторитетом. Не только в критической среде, но — что, конечно, важнее! — в кругу актеров и режиссеров. Не забыть, что в 93-м году, когда «Независимая газета» обратилась к актерам и режиссерам с вопросом о наиболее авторитетных критиках, Крымова стала безусловным лидером. А в опросе участвовали сто с лишним мэтров, народных и заслуженных, первачей. Отмечали, что статьи ее перестали выходить с прежней регулярностью, но говорили — сравнить ее не с кем. А тогда ведь было еще с кем сравнивать. И сама ситуация в критике не была такой смутной и муторной, как сегодня.

Сегодня — не с кем. Для Крымовой театральная критика не была внутренним, цеховым жанром, свои статьи она писала, обращаясь к широкой публике, и потому так важно было для нее само слово, его литературная огранка, потому к Крымовой вернее всего было бы приложить определение не критик, а литератор (об этом на панихиде очень точно сказала Вера Максимова; к слову, ровесник Крымовой и ее коллега по работе в журнале «Театр», Александр Петрович Свободин так, бывало, и подписывался).

Жена великого Анатолия Эфроса. Вдова великого Анатолия Эфроса. Она собрала и издала неизданное, выполнив все возможные долги перед мужем, величие которого ей не было нужды выдумывать и сочинять, но ему это — равное — соседство, соучастие, соединомыслие было, думается, необходимо, нужно.

Многие мемуаристы донесли до нас образ недоступной Ахматовой, которой и нищета не мешала идти с гордо поднятой головой и сохранять величественность. Крымова тоже умела быть величественной. И недоступной. Ей нельзя было запросто позвонить или зайти к ней без повода. Зато даже сдачу статьи, обыкновенное, рутинное дело она могла обставить как подлинный праздник, как событие из ряда вон выходящее, так что стопочка листков, исписанных ее ровным почерком, брали в руки как ценный дар. И она умела — на мгновение — сократить дистанцию. И эти минуты разговоров с ней на ее кухне или в комнате в их большой квартире (уже без Эфроса) в памяти остались как такой же дар. Судьбы? Или ее подарок тем, кого она выбирала для таких разговоров? Или кто попадался в минуту, когда таких разговоров ей хотелось?